Что такое оптимизация по-российски?

В последнее время глагол «оптимизировать» стал очень напоминать советское «скоммуниздить». И все больше людей это сходство замечают. Наберите в Яндексе словосочетание «оптимизаторы хреновы» — получите тысячи ссылок.

А ведь еще лет пять назад это было вполне себе нейтральное словечко. Открываем словарь Ожегова: «Оптимизировать — придавать чему-нибудь оптимальные свойства, показатели; выбирать наилучший из возможных вариантов».

Но в XXI веке у этого слова вдруг один за одним начали рождаться ложные синонимы. Попробуем перечислить их по степени употребляемости.

Чаще всего современное «оптимизировать» означает «уволить», «провести массовые сокращения», «понизить зарплату». Вот пример такой оптимизации. Во время последней командировки в город Тюмень я познакомился с матерью двоих детей россиянкой Альфией Молодцовой. До недавнего времени она работала уборщицей в местном отделении Сбербанка. Когда 11 лет назад она заступала на эту работу, ее зарплата была вполне приличной — 13 тысяч рублей. Но потом пришел новый начальник и решил, что негоже, когда жалованье уборщицы почти не отличается от зарплат операционисток. А значит, надо это дело оптимизировать. Нет, операционисткам доходы не подняли. Правильно — урезали зарплаты уборщицам. Было 13 тысяч, стало 5. Альфия все равно осталась: привычка к стабильной нищете — страшная сила. Но вот прошло еще несколько лет — и ее накрыла новая волна оптимизации: штат уборщиц сократили. Альфия понятия не имела, что означает это слово на букву «о», но умудрилась подать пример всем тюменским оптимизаторам: она пошла на курсы «Тренинг личностного роста», там зарядилась самооценкой, вспомнила, что умеет шить одежду, и открыла собственное ателье. Теперь 5 тысяч рублей — это та сумма, которую она платит в виде налогов. Творческий потенциал своей уборщицы оптимизаторы хреновы из Сбербанка не разглядели — тем хуже для них.

Еще один рецепт оптимизации XXI века — сэкономить на качестве продукта, причем так, чтобы это осталось незаметным для широкого круга потребителей. Тут, надо признать, мы не первые начали: деградация качества — глобальный тренд, который постепенно сводит на нет величие крупнейших мировых брендов. В мясные продукты все агрессивнее вторгается соя, в железо — дешевые сплавы, в дерево — ДСП, а автомобили, даже самые дорогие, уже давно делаются так, чтобы даже при одной царапине приходилось менять половину кузова.

Или вот еще одно достижение оптимизаторов на букву «х» — цивилизованный обвес. Приглядитесь к мелким буковкам на упаковке, например, молока. Когда-то там было написано правильное «1 литр». Потом появилось хитрое «1000 граммов», что совсем не одно и то же. Теперь некоторые наиболее продвинутые оптимизаторы догадались загонять в «литровые» пакеты 950 граммов. То ли еще будет. Оптимизация — штука азартная, а когда человек впадает в азарт, он чаще всего теряет разум. Как еще объяснить методы оптимизации менеджерами наших авиакомпаний расходов на обучение пилотов? Или, например, то, как некоторые бизнесмены отреагировали на кризис — стали повышать цены вопреки всем рыночным реалиям. Как в том анекдоте: «Потому что деньги очень нужны». И не важно, что замедляется оборот, теряется доля на рынке, клиент отворачивается. Главное — не изменять оптимизации. Бессмысленной и беспощадной.

Впрочем, рыночные реалии, даже если они против тебя, тоже можно оптимизировать. Например, монополизировать отрасль. Иногда это происходит в результате более-менее честной конкурентной борьбы. Но чаще всего агентами-оптимизаторами того или иного бизнеса становятся чиновники, которые за единовременную или регулярную мзду топят конкурентов взяткодателя и не пускают на рынок потенциальных соперников. Причем такого рода оптимизацией не прочь воспользоваться как крупнейшие корпорации (вспомним наш удивительный топливный рынок), так и бизнес районного масштаба. Недавно в редакцию «Известий» пришло письмо из знаменитого города Урюпинск Волгоградской области. Автор, имя которого мы не будем выдавать, рассказал, как пару лет назад к урюпинской власти пришли представители местного бизнеса. Разумеется, они тут же занялись оптимизацией сферы предпринимательства. Дальше рассказывать или не надо?

Впрочем, государство — оно не прочь и само себя немного пооптимизировать. В последние годы массовому сокращению подверглись образовательная и медицинская сферы. Сельские школы и больницы закрываются тысячами. В одной только Псковской области их количество перевалило за сотню. Причем если федеральные власти, благословляя это сомнительное дело, наивно рассчитывали, что оно пройдет хотя бы в рамках закона, то на местном уровне на эти рамки смотрят философски. В результате оптимизированным крестьянским детям приходится ежедневно по сорок, шестьдесят и более километров трястись в автобусах. Может, сэкономленные таким образом деньги идут на благое дело? Хотелось бы верить, но не получается. Вот лишь один пример: администрация той же Псковской области вопреки всем законам оптимизации продолжает дотировать авиарейсы до Москвы. Поспать 7 часов в поезде ради сохранения двух-трех сельских школ нельзя никак: чиновники — они ведь люди взрослые, а не дети какие-нибудь.

Это вообще такое свойство любого оптимизатора хренова — экономить на всем, кроме своего кошелька, своих мозгов и своих усилий. Удивительно мало людей в нашем бизнесе и государственном менеджменте умеют ходить путями бывшей уборщицы Альфии Молодцовой, то есть быть оптимизаторами настоящими — ускорять оборот капитала, совершенствовать систему контроля и мотивации своих сотрудников, выстраивать более эффективные способы управления, находить нестандартные маркетинговые решения. Вот пример оптимизации настоящей — руководитель одной фирмы, название которой я называть не буду, потому что рекламный отдел не пропустит, договорился с фитнес-клубом на бартерной основе о 50-процентной скидке для своих сотрудников. При этом выстроил систему бонусов для тех, кто в этот клуб регулярно ходит. Уже через месяц производительность, а главное — креативность труда в его фирме резко возросла. Потому что здоровые и бодрые люди работают куда лучше, чем те, кто каждый вечер загружаются пивом у телевизора.

А другой руководитель одной известной рекламной фирмы в порядке антикризисной оптимизации сделал следующее: он отменил в своем офисе бесплатные обеды (они были!) и перестал выдавать сотрудникам беспроцентные ипотечные кредиты (они выдавались!). При этом пообещал, как только кризис угомонится, вернуть все обратно. Вы против такой оптимизации? Я — за.