Инфляция в России наконец-то попала в прогноз

По мнению эксперта, это никак не может считаться достижением финансовых властей, а связано с выборами.

Предвыборная гонка традиционно щедра на разного рода чудеса и радостные откровения. Это – золотое время для безнадежных оптимистов, причем как со стороны власти, так и со стороны внимающих ей избирателей. Проникнемся радостью и мы.

А она вот в чем: впервые за историю реформ в новейшей России (которой, как мы помним из памятного новогоднего обращения Медведева, всего 20 лет) уровень инфляции по итогам года не превысит заранее запланированный! Об этом сообщила глава Минэкономразвития Эльвира Набиуллина. Сказали мы, мол, давно, что по итогам 2011 года будет 7% инфляции, а согласно корректирующим прогнозам оказалось, что до конца года этот нерадостный показатель окажется на уровне где-то 6,8%.

Мало, конечно, кто при этом не поленится залезть в Интернет и вычитать там, что, в общем-то, это все равно многовато, особенно для страны с такими великолепными стартовыми возможностями для создания суперпромышленности: сырье свое, мозги пока что воспитываем в своих березках всем Гейтсам на зависть! Однако продолжаем довольствоваться и тем, что послано судьбой. Однозначно, на фоне прошлогодних более чем впечатляющих цифр (про 90-е вообще скромно умолчим) это – действительно достижение… вот только какое-то неспортивное, что ли. Да и пенять на конъюнктуру особо не приходится: ведь кому сейчас легко? Европе? Отнюдь! А цифры по инфляции там просто завораживают, не говоря о дефляции (см. Справку KM.RU).

Но российские власти хотя бы задались целью снизить уровень инфляции, и то ладно. «Поставленная правительством России цель по снижению инфляции в 2011 году успешно достигается, что приведет к снижению процентных ставок по кредитам и будет тем самым способствовать поддержке отечественной экономики и повышению благосостояния граждан. Исторический минимум. И в прошлом году у нас был исторический минимум, и дальше снижаем. Т. е. ту цель, которую мы перед собой ставили – таргетирование инфляции, уничтожение инфляции, – в целом мы постепенно все-таки двигаемся в этом направлении», – заявил Владимир Путин на встрече с руководством «Единой России» в минувший четверг.

Вот только вся риторика по борьбе с инфляцией пока что по подозрительным формулировкам смахивает на «отчет» располневшей дамы, сидящей на жесткой диете. Там ужмем, там установим «исторический минимум», там потерпим. А уж потом как дорвемся до сладкого…

Заявление главы Минэкономразвития Эльвиры Набиуллиной о попадании реальной инфляции в рамки прогнозируемой в беседе с обозревателем KM.RU прокомментировал известный российский ученый-экономист, доктор экономических наук, директор Института социальной политики и социально-экономических программ НИУ ВШЭ Сергей Смирнов:

– Я бы не сказал, что это – достижение. Просто имеет место быть обычное «попадание» в некоторые параметры. Называть это достижением, притом, что указываются цифры, находящиеся на уровне статистической погрешности относительно прогноза, я бы не стал. В конце концов, мы ведь прекрасно знаем, что инфляцию можно измерять по-разному, и когда речь идет о расхождениях в десятые доли процента, это – не такое уж и большое достижение, хотя, в любом случае, приятно, что она остается относительно низкой.

Но у меня лично создается такое впечатление, что власти у нас сейчас в определенной степени пытаются искусственно подавить инфляцию накануне всем известных «судьбоносных» политических мероприятий. Мы слышали уже громогласные заявления «на всех фронтах», что с нового года не будут повышаться тарифы на проезд в Московском метрополитене. Думаю, что это – первая ласточка, и региональные власти сделают что угодно для того, чтобы максимально сдержать рост цен, тарифов. Власть дала также нам всем сигнал, что с 1 января она не будет повышать тарифы на ЖКХ: они повысятся с середины года, когда потребуются дополнительные деньги. Это тоже, пусть и в краткосрочной перспективе, снижает потребность населения тратить больше денег. Т. е. в ближайшие полгода можно не беспокоиться как минимум о том, что доля расходов на ЖКХ в вашем семейном бюджете вырастет. А полгода – это все-таки достаточно серьезный по нынешним временам срок. Поэтому такого рода сдерживание инфляции тоже есть.

Центробанк, в свою очередь, как мне представляется, проводит сейчас достаточно разумную политику. В адрес коммерческих банков из ЦБ пошел сигнал: «Ребят, мы вот держим ставку рефинансирования на уровне 8,25% и не корректируем ее в зависимости от колебаний курса доллара, от соотношения курса рубля мировым валютам». Наконец, последняя «новелла» Центробанка: он планирует ограничить максимальный процент по депозитам, что тоже сдерживает инфляцию, как мне представляется. Т. е. ряд факторов здесь действует в пользу занижения наших инфляционных ожиданий. Еще обнадеживает просочившееся в СМИ заявление того же Центробанка, что он подготовил некую систему мер на случай сокращения ликвидности банков, и что банки, если не будут зарываться, не пострадают.

А если это так, значит, это – некое успокоение населения в том смысле, что они с этой стороны будут гарантированы. Т. е. можно как угодно относиться к этой системе мер, но она все-таки дала определенного рода плоды, и, как мне кажется, есть еще некоторый их запас. А вкупе они, конечно, действуют на снижение наших инфляционных ожиданий, а следовательно, и уровня инфляции, который мы сейчас имеем по стране.

– Что мешает нам выйти наконец хотя бы на 2-3% инфляции в год?

– У нас все же до сих пор наблюдается некоторый дисбаланс в системе цен. Есть т. н. «регулируемые» цены для населения. Например, как бы мы ни ругали систему ЖКХ за высокие тарифы, но пока что мы не вышли на их стопроцентную оплату. Что власти делать здесь? Если она признает, что тарифы завышены, их надо снижать, и вопрос решится сам собой. Но тут надо, конечно, внимательно все считать. Некоторое снижение темпов роста цен привело нас к тому, что мы сперва перестали зашкаливать по инфляции за двузначную цифру: это была, напомню, одна из стратегических задач правительства, но это время уже довольно давно прошло. И в этом году, насколько я понимаю, инфляция в нашей стране получается действительно если не самая низкая за весь период реформ, то одна из самых низких.

Кроме того, я должен сказать, что пока толком неизвестно, что будет дальше, поскольку предвыборные обещания (в т. ч. и по тому же гособоронзаказу, и по той же поддержке силовых структур) также предполагают очень сильную нагрузку на бюджет. Тут имеет место расширение участия государства в экономике, и это в силу ряда обстоятельств может дать какой-то определенный толчок инфляции.

– А дикая инфляция в той же Белоруссии, которая является нашим партнером по экономическому пространству, – не скажется ли она негативно на уровне инфляции в России?

– Не думаю, что влияние здесь может быть каким-то существенным… если оно вообще может быть. Ну как гиперинфляция в Белоруссии может повлиять на нашу инфляцию? У российского потребителя всегда есть выбор, покупать ли ему белорусские холодильники или холодильники других марок.

Вступление в ВТО также собьет инфляцию. Правда, вопрос: какой ценой? Часть наших с вами граждан в случае вступления России в ВТО окажется просто под риском увольнений, потому что понятно, что по некоторым параметрам у нас снижаются импортные пошлины и появляются новые сильные конкуренты на рынке. Но в конечном счете, если говорить только об инфляции, а не о сбалансированной экономической системе, мы можем сказать, что фактор вступления в ВТО в конечном счете сыграет на снижение уровня инфляции, но ценой роста безработицы и сокращения доходов населения.