Как американцы делают деньги

«Я не умею готовить, и никогда этому не учился. Когда я пришел к отцу, он сказал — твое дело стоять у кассы и считать деньги. И я сказал — о’кей», — вспоминает нынешний владелец ресторана «Трио» Джодж Маллиос.

Здесь кормят уже третье поколение американцев. «Трио» — один из старейших ресторанов в центре Вашингтона. Он принадлежит потомку греческих иммигрантов Джорджу Маллиосу. «Мой отец сказал мне — заботься о бизнесе, и бизнес позаботится о тебе. Я следую его совету, и дела идут просто отлично!», — рассказывает он.

В свои 76 лет Джордж заботится о бизнесе семь дней в неделю: ведет финансы, закупает продукты, делает коктейли и стоит на кассе, помогает официантам вытирать столы. Единственное, чего он не делает, это еда — на кухне хозяйничают испанцы. Зато он отлично знает, что должно получиться в итоге. «Раньше это был просто гамбургер, а сейчас — чизбургер, бекон-чизбургер, чизбургер с авокадо, голубым сыром и средиземноморский. Или, к примеру, три маленьких гамбургера с разными соусами», — поделился секретом успеха Джордж Маллиос.

Чтобы понять, что значит малый бизнес для экономики США, достаточно просто выйти на улицу. Например, в маленьком городке Афины на юге штата Огайо. Вот небольшой отель, парикмахерская, за ней — магазин. Именно такие предприятия и обеспечивают львиную долю поступлений в бюджет города, штата и всей страны. Малый бизнес в США– это 65 процентов новых рабочих мест ежегодно, 50 процентов валового внутреннего продукта, 30 процентов всего экспорта и 55 процентов всех инноваций.

А еще собственное дело, пусть и небольшое — это важная часть пресловутой американской мечты. Успех, построенный своими руками. Предприниматель Памела Роллинс с гордостью говорит: «Я чувствую, что я сама отвечаю за свою жизнь, за свою судьбу. И, конечно, здесь больше свободы, чем когда работаешь на большую компанию».

Памеле есть с чем сравнивать. Она стюардесса, у нее 32 года стажа. До сих пор Памела летает на линиях United Airlines. Свой магазин подарков она открыла вскоре после событий 11 сентября после того, как ее прежняя авиакомпания обанкротилась. «Я потеряла большую часть своего дохода и сбережений, и мне нужен был дополнительный источник дохода, чтобы платить по счетам. И нужны деньги, чтобы жить, когда я уволюсь», — вспоминает Памела.

Написать бизнес-план ей помогли в местной ассоциации женщин-предпринимателей. Памела заняла деньги у родителей, а также получила льготный кредит под 9 процентов годовых по программе поддержки малого бизнеса. Руководитель международных программ Администрации по делам малого бизнеса Джейн Бурман пояснила: «Мы помогаем малому бизнесу получить доступ к капиталу. В сотрудничестве с конгрессом и администрацией президента мы разрабатываем специальные программы для предпринимателей. Мы также работаем с кредиторами – например, есть программа, которая гарантирует им частичный возврат вкладов».

Тыл американских предпринимателей — Администрация по делам малого бизнеса. Она была основана конгрессом США в 1953 году, а сейчас это — 14 тысяч отделений по всей Америке с главным офисом в Вашингтоне. Менеджер отдела развития предпринимательства Администрации по делам малого бизнеса Пенни Пиккет, указывая на карту США, рассказывает: «Красные точки – офисы в каждом штате, голубые – в регионах. А вот эти белые – это регионы ЧП. И когда возникают проблемы – к примеру, здесь, на побережье Мексиканского залива, с нефтяным пятном, или здесь, на побережье Атлантики, где случаются торнадо, мы бросаем туда все силы, чтобы помочь пострадавшим от стихии предпринимателям».

Бизнес начинается практически с нуля — кредиты, бесплатное обучение, помощь в кризисной ситуации. В этом году предпринимателям по всей стране выдадут 340 тысяч льготных ссуд на общую сумму почти 50 миллиардов долларов. «Малый бизнес — это двигатель всей нашей экономики. Новые идеи, новые люди — это сильная энергия, которая заряжает экономику и обеспечивает ее рост», — уверена Джейн Бурман.

Малым в США считается бизнес, где занято менее 500 сотрудников. По всей стране насчитывается около 30 миллионов малых предприятий и индивидуальных предпринимателей. Малый бизнес — это 99 процентов всех негосударственных фирм США. Но в создании некоторых из них государство участвует самым непосредственным образом.

Фирма по переработке автомобильных шин Borgata Recycling, которая находится в Кремниевой долине, получила грант в один миллион долларов в обмен на социальные обязательства. Основатель и президент компании Брайн Крисман рассказал: «Мы должны были нанять 43 человека на полный рабочий день. Таким образом мы отвечаем на экономический вызов – здесь, в Кремниевой долине, где интернет-бум и развитие высоких технологий привели к тому, что низкоквалифицированным рабочим просто некуда устроиться на работу». Согласно контракту, здесь трудятся бывшие заключенные, бездомные, ветераны войн. Финансовый директор и основатель фирмы Джеф Винтерз поясняет: «У правительства есть две главные цели: мы нанимаем и обучаем людей с нуля. Они развиваются профессионально. И вторая цель — экологическая. Мы очищаем местность от старых шин».

Сюда привозят и совсем неизношенные шины — в некоторых американских транспортных компаниях положено в целях безопасности менять их каждый год. Их перепродают — и здесь, в США, а те, что похуже, в Мексику. Совсем изношенные покрышки разбирают на части. Проволоку прессуют и продают в Сан-Франциско, переработанную резину отправляют в Азию, где из нее сделают покрытия для крыш и дизельное топливо.

За переработку фирма получает от 5 до 10 долларов за шину — им платят все, в том числе, и местные власти. Компания начала зарабатывать с первого дня своего существования. «Наша бизнес-модель очень привлекательна. Когда нам привозят изношенные шины или коврики, мы выписываем им счет. С другой стороны, когда мы продаем шины или полученное из них сырье, то нам тоже платят», — поясняет Джеф Винтерз.

Теперь они рассчитывают еще на 2 миллиона долларов от государства, чтобы открыть здесь свое производство, а не отправлять сырье в Азию. По их словам, шансы на получение гранта высоки.

Но так, как владельцам компании Borgata Recycling, везет далеко не всем. Директор департамента по экономическому развитию Администрации по делам малого бизнеса Чад Мотрей уточнил: «Малый бизнес в целом продолжает бороться. Эта рецессия не такая, как прежние, предпринимателям до сих пор сложно получить кредит. Дело в том, что этот финансовый кризис больнее всего ударил по возможностям малого бизнеса одалживать деньги».

До кризиса в США ежегодно появлялись на свет более полумиллиона малых предприятий и примерно столько же исчезали. Но сейчас «смертность» малого бизнеса превышает «рождаемость». Руководитель агентства недвижимости Кэрол Симмонз рассказывает: «Только здесь, в Северной Вирджинии, было 16 тысяч зарегистрированных агентов по недвижимости, а сейчас всего 10 тысяч. То есть, каждое третье выбыло из игры». Она говорит, что по ее работе кризис ударил больнее всего, но она выжила — благодаря почти 20-летнему опыту и наработанной клиентуре.

В Вашингтоне и близлежащей Вирджинии, где работает Кэрол, теперь покупке квартиры предпочитают аренду. До кризиса квартиру с тремя спальнями можно было продать за несколько дней и получить свои три процента – примерно 30 тысяч долларов. Сейчас же для того, чтобы сдать такое жилье, требуется месяц, а доход с такой сделки — всего около тысячи долларов.

Президент фирмы Stirling Technology Кэтрин Шагнот уверена: «Это борьба. Вести свой бизнес в США, я думаю, так же сложно, как и в любой другой стране». Бизнес Кэтрин Шагнот построен на ее собственном изобретении. Это агрегаты, позволяющие получать энергию из опилок, кукурузы, рисовой шелухи или других биоматериалов. Они могут быть востребованы и в США, но больше всего – в развивающихся странах, где привычные источники энергии – нефть и газ – слишком дороги. Последние два года Кэтрин бьется над тем, чтобы запустить массовое производство.

«Наша проблема состоит в том, что мы изобрели новый продукт – не существовавший ранее. Тут нельзя просчитать, какое место он займет на рынке, и как дальше пойдут дела. Инвесторы не хотят рисковать, особенно сейчас, после кризиса. Им нужен быстрый возврат денег, гарантии», — сетует она.

Кэтрин несколько раз пыталась получить льготный кредит по государственной программе, но безуспешно. Чтобы удержаться на плаву, пришлось заложить и производственные площади, и собственный дом. Риски высоки, но Кэтрин привыкла. Ведь все время приходиться ходить по краю. «Никогда не сдаваться! Пытаться еще! Цепляться за гору, даже если вы держитесь за крутую отвесную скалу уже только кончиками ваших пальцев», — призывает она.

Это и есть малый бизнес по-американски. Не просто работа — образ жизни. А еще — свобода и независимость. Правда, со всеми вытекающими последствиями. Из числа всех работающих такую жизнь знает на вкус каждый седьмой американец.