Как российско-украинский кризис разоряет Черногорию

Страной, больше всех страдающей от российско-украинского конфликта, следует признать Черногорию. Россия и Украина получают от происходящего хоть какое-то удовольствие: украинцы пьянеют от надежд на национальное пробуждение, русские – снова играют в сверхдержаву, которая расширяет границы и позволяет себе плевать на остальной мир. А вот Черногории от этого столкновения достаются только убытки, которые, с учетом скромных размеров ее экономики, могут оказаться даже больше, чем у непосредственных участников конфликта.

О нас пишут

Трудно представить, какие интересы могут быть у маленькой и далекой Черногории в Крыму и тем более на Донбассе, но руководство этой страны почему-то решило, что черногорцы не могут оставаться в стороне и должны занять активную позицию в конфликте России и Украины. Для начала в марте они зачем-то присоединились к санкциям, которые ввел против России Евросоюз, – объявили невъездными к себе тех же самых высших российских чиновников, что и европейцы.

Вечный премьер-министр Черногории Джуканович, которого на этот пост пропихнул еще Милошевич в 1991 году, оправдывается, что присоединиться к санкциям надо было обязательно, если страна хочет и дальше интегрироваться в ЕС. Хотя, например, соседние Сербия или Босния спокойно проигнорировали этот вопрос и не стали вводить против России никаких санкций, несмотря на то что они тоже собираются вступать в Евросоюз, а Сербия так вообще может оказаться там даже раньше Черногории. Как заявили тогда в сербском правительстве: их страна слишком маленькая, чтобы вмешиваться в конфликты такого масштаба, поэтому сербы вообще не будут занимать никакой позиции.

А вот Черногория посчитала, что у нее размеры в самый раз для активного участия в разрешении украинского кризиса, поэтому решила не ограничиваться просто тихими санкциями. На тот случай, если в Москве вдруг не заметили этого жеста европейской солидарности черногорцев, премьер Джуканович сделал еще пару ярких шагов и заявлений. На Генассамблее ООН по вопросу Крыма Черногория, в отличие от той же Сербии и Боснии, не стала воздерживаться и проголосовала против России. А в середине апреля Джуканович отправился с официальным визитом в Вашингтон, где призвал НАТО как можно скорее расширяться на Восток, чтобы достойно ответить на новые вызовы, связанные с украинским кризисом.

Неизвестно, о чем думал в этот момент Джуканович. Может, просто опьянел от сознания того, что его, премьера маленькой и бедной балканской республики с населением полмиллиона человек, принимает в Вашингтоне на равных настоящий вице-президент США Джозеф Байден. Ему искренне хотелось отблагодарить хозяев за такой теплый прием, вот и увлекся. Но с тех пор в Черногории только и обсуждают, какой будет кара со стороны России, внимательно отслеживают любые упоминания своей страны в российских СМИ, а российский посол Андрей Нестеренко уже несколько дней остается главным черногорским ньюсмейкером.

Пока Россия только выразила «глубокое разочарование» в связи с антироссийскими высказываниями премьера Джукановича. Но черногорцы уже обнаружили статью о своей неблагодарности в «Российское газете» и – возможно, не без оснований – восприняли ее как прямой сигнал из Кремля, что над Черногорией нависла угроза отмены зоны свободной торговли с Россией, введения визового режима с Россией и последующего экономического краха.

Еврокомиссар от русских дач

Страх черногорцев перед российской местью имеет под собой серьезные основания, потому что Черногория – это единственная европейская страна, экономика которой полностью зависит от России, и это никак не связано с нефтью и газом. Поэтому даже если небольшая часть угроз, перечисленных в «Российской газете», будет реализована, то Черногорию ждет очень глубокий экономический кризис.

Например, в наследство от Югославии черногорцам досталось соглашение о зоне свободной торговли с Россией, которое с Москвой заключал еще Милошевич. Если Кремль его отменит, то черногорские виноделы окажутся практически без покупателей, потому что 90% винного экспорта Черногории идет в Россию. Хотя здесь и отменять ничего не надо, можно просто хорошенько поискать в бутылках, сделать несколько химических анализов – и «Вранац» мы больше не увидим.

Но виноделие – это еще не очень страшно, там меньше тысячи занятых. Гораздо опаснее визовый режим с Россией. Понятно, что Кремль может ввести визы только для черногорцев на въезд в Россию, но не принять аналогичных ограничений в ответ будет слишком унизительно для балканских горцев – такой вариант они не рассматривают. А это означает сокращение потока российских туристов.

За прошлый год в Черногории побывало около 300 тысяч русских. Если не считать сербов, для которых Черногория не заграница – их дачи там остались еще со времен Тито, то русские – это главные посетители Черногории, которые обеспечивают около 30% всего туристического потока в страну. А туристический сектор в свою очередь дает 20% черногорского ВВП. То есть сокращение количества русских отдыхающих, условно в два раза, автоматически обеспечивает черногорской экономике несколько процентов экономического спада.

Мало того, здесь дело не ограничится прямыми потерями от того, что русские туристы перестанут ходить в черногорские рестораны и селиться в черногорских отелях, потому что русские – еще и главные инвесторы в экономику Черногории, опять же с большим отрывом от всех остальных стран Европы, с которыми Черногория пытается интегрироваться. Россия последние годы стабильно обеспечивает около четверти прямых иностранных инвестиций в черногорскую экономику – накоплено уже более 2 млрд евро, при том что суммарный ВВП Черногории в 2013 году составил около 3,3 млрд евро.

Почти все эти деньги идут на покупку недвижимости, то есть создают спрос для строительной отрасли Черногории, которая обеспечивает еще 10% ВВП страны. А если в Черногорию будет нужна виза, то зачем покупать недвижимость там, когда ее можно купить в Испании, Португалии или еще каком-нибудь приморском регионе Европы, где и сезон может быть подольше, и лететь часто дешевле, и главное – виза действует во всем Шенгене, а не только на небольшом участке балканского побережья.

В итоге выходит, что более 10% черногорского ВВП практически напрямую формируется русскими, и зависимость эта настолько хрупкая, что повредить ее могут даже меры, не имеющие никакого отношения к Черногория. Например, разговоры о возможном запрете на выезд за границу для российских силовиков больше всех испугали черногорских застройщиков – они боятся потерять чуть ли не половину клиентов.

Но еще неприятнее то, что черногорская экономика теперь зависает в непонятной пустоте между Россией и Евросоюзом. В Брюсселе и раньше были очень обеспокоены излишней, по их мнению, экономической зависимостью Черногории от русских денег. В своих докладах о перспективах расширения Евросоюз уже призывал черногорцев навести порядок с русскими инвестициями, приблизить свои нормы к европейским, внимательнее относиться к происхождению денег русских покупателей. Это писалось еще в 2013 году, задолго до Крыма. А теперь, с новыми санкциями и тенью холодной войны между Россией и Западом, Черногории станет совсем сложно объяснять европейским лидерам, почему они должны брать к себе в состав Евросоюза дачный поселок коррумпированных русских силовиков.