Как живет российская промышленность: «Уралкалий»

Путешествие начинается. На глубине свыше 400 метров от ствола шахты непосредственно к выработкам шахтеров доставляет «Крот». Это 24-местное транспортное средство, спроектированное и изготовленное нижегородским «Техносервисом» на базе укороченного шасси автобуса ПАЗ-3205. Двигатель — четырехцилиндровый атмосферный дизель Toyota-5L. Остальные части от отечественных автомобилей. В шахтах действует ограничение скорости до 20 км/ч и лишь по особому разрешению — 40 км/ч.

Сами калийные шахты — безумно красивы. А еще это отличный бизнес. На весь мир насчитывается меньше десятка значимых производителей хлористого калия. Благодаря крайне малому числу месторождений во всем мире и еще меньшему — богатых — в отрасли сложилась самая настоящая олигополия. Мало того, пять лидеров рынка действуют через двух трейдеров: канадскую Canpotex (представляет интересы Potash Corp., Mosaic и Agrium) и Белорусскую калийную компанию («Беларуськалий» и «Уралкалий»). И эта пара, на которую приходится почти две трети мирового экспорта калия, может устраивать почти безграничный диктат цен.

Руду добывают при помощи специальных роторных комбайнов. Сейчас «Уралкалий» ведет техническое перевооружение: он первым на постсоветском пространстве заключил договор с международным концерном Sandvik Mining & Construction. Испытания роторного комбайна Marietta 900 показали, что его производительность превышает 10 тонн калийной руды в минуту. Отечественные машины выдают не больше 7 тонн.

Именно здесь формируется основа для многомиллиардной капитализации «Уралкалия» (больше $26 млрд). Издержки на добычу тонны хлористого калия постоянны и не превышают $100. А спотовые цены на него, например, на рынках Юго-Восточной Азии недавно достигли $535 за тонну на условиях доставки в порт покупателя. Представляете, какой должна быть рентабельность этого бизнеса? С 2006 года маржа «Уралкалия» по EBITDA не опускалась ниже 50%. А рентабельность по чистой прибыли в 2010 году составила 41%. Компании сотовой связи и добытчики природного газа зарабатывают меньше. Думаю, теперь вы немного другими глазами смотрите на работу этого роторного комбайна.

Перед спуском в шахту каждому работнику выдается каска с фонариком и фильтрующий самоспасатель (индивидуальное средство защиты органов дыхания) для использования в экстренных ситуациях. К счастью, они происходят крайне редко.

Последний несчастный случай датируется началом 2010 года, когда шахтер погиб из-за взрыва газа в одном из забоев. Тогда эта новость уронила акции компании на 3%. А крупнейшая авария случилась в 2006 году на старейшем руднике компании БКРУ-1. Из-за особенности геологического строения шахтного поля внутри разработок произошел выброс рассола, что привело к резкому повышению уровня сероводорода в воздухе. Преодолеть последствия выброса так и не удалось, и менеджмент принял решение затопить шахту.

Затопление БКРУ-1 привело к образованию провала на поверхности. «Уралкалий» еще долго расхлебывал последствия той катастрофы. Хотя все начиналось неплохо для компании: в конце 2006 года специальная комиссия Ростехнадзора решила, что техногенная авария произошла по причинам, не зависящим от «Уралкалия». Однако в октябре 2008-го на совещании у вице-премьера Игоря Сечина было принято решение о создании новой комиссии и возобновлении расследования данного дела. В 2009 году «Уралкалий» выплатил компенсацию в размере 7,8 млрд руб. Две трети суммы пошло на строительство железнодорожного пути в обход всех участков Верхнекамского калийного месторождения.

2006 год вообще был не слишком удачным для компании. Перед затоплением рудника, на который приходилась значительная часть добычи, «Уралкалий» сделал попытку IPO. Для Лондонской биржи тогдашний владелец Дмитрий Рыболовлев оценил свой бизнес минимум в $4,3 млрд. Но даже на такую цену инвесторы не согласились.

Добытая руда помещается в подземный склад. Запасы сильвинита (сырья для производства хлористого калия), принадлежащие «Уралкалию», составляют 22% от общемировых. В абсолютном выражении запасы залегающих солей равны 4,27 млрд тонн, что при текущих уровнях добычи может обеспечить компанию сырьем на 200 лет.

На подземном складе руды работает скребковый конвейер (крацер-кран). Это устройство непрерывного действия, в котором калийная руда перемещается по неподвижному желобу-рештаку с помощью скребков.

При этом стоит ужасающий грохот, а само место всегда заполнено пылью. Кстати, она полезна для легких, но вызывает раздражения и даже язвы на коже. В том числе поэтому (под землей еще и прохладно) шахтеры одеваются в несколько слоев униформы, плотно прилегающей к телу на запястьях и горле, а после смены обязательно принимают душ.

Стало тише, можно рассказывать дальше. В 2010 году «Уралкалий» сменил владельца. Дмитрий Рыболовлев, прошедший с компанией через вторую половину 90-х и нулевые, продал ее группе инвесторов. Сулейман Керимов вместе с владельцем «Евроцемента» Филаретом Гальчевым и совладельцем «Группы ИСТ» Александром Несисом поделили 53% акций, заплатив из расчета в $10 млрд. Сделка оказалась не самой выгодной для продавца. Мало того, что он расстался с акциями задолго до восстановления их котировок, так еще деньгами с ним расплатились лишь частично. Вместо $1,5 млрд Рыболовлев получил от Керимова 10% акций «Полюс Золота» и 100% «Военторга» (уж без него точно прожить не мог). Впрочем, и на том спасибо: могли и просто отобрать компанию. Интересно, спускались ли новые акционеры в шахту?

Красный слой — калий, серый — глина, белый — поваренная соль. Затейливые узоры оставило Пермское море, плескавшееся здесь много тысячелетий назад.

То, что на сверхрентабельную калийную отрасль обратили внимание серьезные люди и у Дмитрия Рыболовлева не было иного выхода, кроме как продажи, стало понятно после смены акционеров единственного конкурента «Уралкалия» — «Сильвинита», расположенного в соседнем Соликамске (25 км от Березников). И хотя покупателями выступили президент «Сибуглемета» Анатолий Скуров и депутат Госдумы Зелимхан Муцоев, участники рынка сразу заговорили, что сделка прошла в интересах Сулеймана Керимова. Так и вышло. В скором времени компании анонсировали слияние, а через полгода появился обновленный «Уралкалий». Крупнейший акционер — Сулейман Керимов.

Теперь на фабрику. Скиповый подъемник Siemag за раз поднимает до 30 тонн калийной руды с 400-метровой глубины. Основные компоненты: рельсовый путь, скипы (сосуды), подъемная машина, копер, тяговый канат, перегрузочные устройства в карьере и на поверхности. Как раз последний элемент — на фото.

В отделении измельчения флотационной фабрики калийная руда с помощью стержневой мельницы и сита доводится до размера, необходимого для дальнейшего процесса обогащения.

Конечное сырье из руды получают двумя основными методами. Первый — галургический, используется со времени зарождения калийной промышленности во второй половине XIX века. Он основан на изменении совместной растворимости хлорида калия (KCl) и хлорида натрия (NaCl) в воде при различных температурах. Раздробленная сильвинитовая руда растворяется в горячем щелоке в растворителях со шнековыми мешалками и ковшовыми элеваторами, затем охлаждается в отстойниках. При этом из насыщенного раствора выкристаллизовывается KCl. Содержание полезного компонента в полученном сырье достигает 98%, что позволяет использовать его не только в сельском хозяйстве, но и в химической промышленности.

Флотационный метод стал использоваться с 1960-х гг. Свое название он получил в связи с тем, что он основан на различной флотируемости (всплываемости) минералов сильвина и галита. Частично очищенная руда помещается во флотационную машину, пузырьки приклеиваются к частицам хлорида калия и выталкивают их на поверхность смеси для последующего отделения. Затем она сгущается, фильтруется, сушится и гранулируется. После просушки влажность розового хлористого калия с содержанием полезного компонента 95% составляет всего 0,1%.

И вот мы получили очень ценную добавку для почвы. Ценную — в прямом смысле этого слова. Стоимость хлористого калия сильно выросла после кризиса, но еще не достигла максимумов 2008 года ($650 за тонну).

Все просто: фосфорные и азотные добавки работают на увеличение объемов. А калийные удобрения улучшают растение качественно. При этом они не накапливаются в почве, так что от фермера требуется вносить все новые и новые порции. С учетом дальнейшего роста населения (на Земле уже живет 7 млрд человек) и улучшения качества жизни в странах третьего мира (население захочет лучше питаться) перспективы «Уралкалия» кажутся безоблачными.

Но и предложение будет расти. Лидер рынка — канадская Potash Corp. — к 2013 году расширит собственные мощности в полтора раза. Американская Mosaic также уделяет серьезное внимание новым проектам: в планах — к 2020 году увеличить мощности на 5,1 млн тонн. Это много: добыча «Уралкалия» (с учетом активов «Сильвинита») за 9 месяцев 2011 года составила 8,06 млн тонн.

Отвалы калийных шахт в Березниках: за десятилетия добычи здесь насыпали целые горы пустой руды.

БКРУ-4, самый большой рудник «Уралкалия», с высоты птичьего полета. Продукция с него поступает главным образом в Китай, Индию и Бразилию. Спрос на удобрения с их стороны будет только увеличиваться.