Какое будущее ждет украинскую газотранспортную систему

Газотранспортная система Украины, согласно законодательству, считается национальным достоянием. Однако ценность этой системы хранилищ и труб, давно требующей обновления и ремонта, без российского газа представляется сомнительной. Маловероятно, чтобы инвестиции в этого исполинского динозавра заинтересовали западных инвесторов, а бюджету самой Украины реализовать такой проект ремонта просто не под силу.

Газовые споры и ожесточенные переговоры с Украиной происходили каждый год, даже пока отношения между Москвой и Киевом были максимально дружелюбными — как только приходило время платить по счетам, украинские «партнеры» немедленно принимали боевую стойку и принимались выторговывать себе все новые и новые уступки. Теперь же, когда ситуация между двумя странами-соседями накалилась до предела, газовые переговоры превратились в обмен пугающими ультиматумами, а «Газпром» строит другие газопроводы, ведущие в страны Европы.

Если оставить политику в стороне, желание обеспечить себя современными трубопроводами тоже вполне понятно — ГТС Украины давно устарела и требует капитального ремонта, но ремонтные работы все никак не начинаются.

Газотранспортная система Украины действительно очень старая — согласно официальным данным, она возникла в 1948 году, когда был построен газопровод «Дашава — Киев». Тогда это был самый мощный газопровод в Европе с пропускной способностью около 2 млрд кубометров в год. Что касается именно транзита газа через Украину в Западную и Центральную Европу, то он стартовал еще в 1967 году с введением в эксплуатацию магистрального газопровода «Долина — Ужгород — Западная граница» (проект получил название «Братство» (организация запрещена в России)).

На данный момент газотранспортная система Украины является одной из самых протяженных в мире — длина трех магистральных газопроводов «Союз», «Братство» и Трансбалканский составляет почти 3,7 тысячи километров. Кроме труб, в систему входят десятки распределительных сетей, газохранилищ, компрессионных и газоизмерительных станций.

Пропускная способность ГТС на границе России с Украиной составляет 288 млрд кубометров в год.

Система работает так: газ под давлением 75 атмосфер движется по трубам диаметром до 1,4 метра. По мере продвижения газа по трубопроводу он теряет энергию, преодолевая силы трения как между газом и стенкой трубы, так и между слоями газа. Поэтому через определенные промежутки необходимо сооружать компрессорные станции, которые дополнительно сжимают газ и делают возможным его дальнейшее движение.

Кроме того, для обеспечения транзита газа по трубопроводу нужен так называемый технический, или топливный газ — он необходим для работы газоперекачивающих станций. Еще одним элементом этой системы являются подземные газовые хранилища. Они позволяют выравнивать суточные колебания потребления газа и удовлетворять пиковый спрос в зимний период.

Дело — труба

Важно понимать, что Украина осуществляет транзит российского газа не по какой-то отдельной, особой трубе — газотранспортная система это целостный организм, которому нельзя просто ампутировать ненужные щупальца. Поэтому, если Россия решит существенно сократить транзит газа через украинскую территорию (а именно к этому все идет), Киеву придется полностью пересмотреть принципы функционирования ГТС.

А причин для сокращения транзита «голубого топлива» через Украину предостаточно, и состоят они отнюдь не в невозможности выстроить диалог с «Нафтогазом Украины». Сейчас при строительстве газотранспортной инфраструктуры применяются качественно новые технологические решения — трубы большого диаметра, высокое давление и высокая скорость передачи газа. Это позволяет существенно снизить издержки на перекачку топлива, поэтому украинская труба не может считаться конкурентом «Северному потоку — 2» или «Турецкому потоку».

«Какой смысл использовать, «Жигули», если у вас есть современный автомобиль — «Лада», например, — если не говорить о каких-то иностранных моделях», — отметил в интервью «Газете.Ru» министр энергетики РФ Александр Новак.

По словам главы ведомства, украинский маршрут для транзита российского газа сейчас является самым дорогим из всех существующих вариантов — установленный «Нафтогазом» тариф в 2-2,5 раза выше, чем на других маршрутах. Как отмечает Новак, это связано с почтенным возрастом ГТС Украины — при ее строительстве применялись совсем другие технологии, кроме того, основные фонды трубы изношены и требуют ремонта, а это приводит к большим потерям при транспортировке газа.

«Она требует просто огромных вложений — миллиардов евро, для того чтобы ее восстановить и модернизировать до уровней хотя бы соответствующих современным технологиям», — констатирует министр.

Тихое угасание

О плачевном состоянии ГТС Украины еще в 2012 году шутил глава «Газпрома» Алексей Миллер. «Если, как можно услышать на Украине, ГТС — это историческое сокровище, то, по-видимому, ее место в музее», — сказал он после очередного раунда российско-украинских переговоров. Одним из немногих шансов Украины на обретение обновленной трубы был именно «Газпром».

В начале 2010-х годов активно обсуждался вопрос о модернизации украинской ГТС на российские деньги в случае объединения «Газпрома» и «Нафтогаза», либо при условии создания СП — с участием Европы или без него. Тогдашний премьер-министр Украины Николай Азаров в сентябре 2013 года оценивал затраты на ремонт трубы в 4,5 млрд евро.

Вопрос о затратах на обновление ГТС в конце января 2019 года также поднял глава «Нафтогаза» Андрей Коболев. На своей странице в Facebook он написал, что «средств, которые облгазы и газсбыты задолжали группе «Нафтогаз», уже хватило бы, чтобы полностью профинансировать 10-летнюю программу модернизации ГТС Украины». Речь идет о суммарном долге почти в 60 млрд гривен, то есть примерно о 2 млрд евро.

«ГТС Украины находится на последнем издыхании. Четыре года туда вкладывали 10% от того, что необходимо было вкладывать. Система умирает», — поделился с «Газетой.Ru» мнением гендиректор «Инфотэк-Терминал» Рустам Танкаев. По словам эксперта, за украинской трубой пристально следят немецкие инженеры, и именно поэтому канцлера Германии Ангелу Меркель так беспокоит судьба «Северного потока — 2». Танкаев уверен, что конец украинской ГТС наступит 31 декабря 2019 года, когда истечет срок действия договора о транзите между «Нафтогазом» и «Газпромом».

По словам Танкаева, украинцы предприняли очень много усилий, чтобы привлечь деньги для реконструкции своей ГТС, но все эти попытки ни к чему не привели. Европа готова спонсировать модернизацию трубы только в том случае, если Россия гарантирует транзит «голубого топлива» через нее.

«Поскольку система, старая, дырявая, потери газа очень большие, поэтому и тарифы высокие. К тому же там стоят такие компрессоры, которые, вообще говоря, должны встречаться только в Музее материальной культуры», — говорит эксперт.

По его словам, таких «монстров» не выпускают уже 25 лет, и запчастей к ним нет — украинцам приходится вытачивать детали на токарных станках. И в итоге весь этот процесс является очень энергозатратным, несовременным и неудобным.

Небольшие шансы сохранить за собой транзит российского газа у Украины все же есть. Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев в недавнем интервью Luxemburger Wort перечислил несколько необходимых условий для достижения договоренностей с «Нафтогазом».

«Если коротко, это урегулирование отношений между заинтересованными компаниями, выгодные экономические и коммерческие параметры сделки, а также стабильная политическая обстановка», — сказал глава правительства.

Напомним, что Еврокомиссия предлагает России и Украине заключить новый контракт на транзит газа сроком более чем на 10 лет. Однако очередной раунд переговоров, состоявшийся в Берлине в середине февраля, ни к чему не привел. Замминистра иностранных дел Украины Елены Зеркаль 6 марта заявила, что Киев подготовил «план Б» на случай провала диалога с Москвой, причем в выработке этой стратегии ему активно помогали США.

Источник: www.gazeta.ru