Кремлевская жара: богатые плачут, бедные платят

Поплакав о «климатическом форсмажоре», правительство начинает распродажу «компенсаций» бизнесу, не индексируя доходы бюджетников и наемных рабочих. На кону – десятки миллиардов рублей федеральной помощи.

Готовя предложения по «поддержке отечественного бизнеса» казенными деньгами, правительственные аналитики условно оценивают потери российской экономики от аномальной жары, засухи и лесных пожаров в сумму от 7 до 15 миллиардов долларов. Основная их часть придется на АПК. В целом с учетом снижения продаж сельхозоборудования ( предмет особой заботы кардиолога Елены Скрынник), убытки сектора составят 5-7 миллиардов долларов, а выручка предприятий сократится примерно на четверть., то есть прибыли не останется вовсе. Прекрасный повод для приобретения сельхозземель по залоговой схеме. Были земли ваши, стали наши.

Из-за форс-мажора к потерям экономики следует отнести и упущенную выгоду от экспорта зерна – вместо обычных 20 и более миллионов тонн, Россия в этом сельскохозяйственном году сможет продать за рубеж лишь 2-4,5 миллиона тонн: прошлогодняя заявка Медведева о «великой зерновой державе», сделанная на продовольственном саммите в Аквиле, оказалось очередной пустышкой. При этом до 5 млн тонн будет закуплено в Казахстане и на Украине. Вывезут, кстати, наиболее ценную твердую пшеницу: как российские макароны не вари, получается крахмальный клейстер.
Тем не менее, с учетом роста внутренних цен на зерно продовольствие, зерновая мафия в накладе не останется, даже если не получит прямую «компенсацию» из бюджета, которая, как обычно, тут же уйдет на зарубежные счета «кормильцев народа».
Отдельная проблема – ожидаемый скачок цен на мясо и молоко во втором квартале следующего года. То, что мы вилим сейчас – еще не скачок , а так, подскок.
Что же касается цен на картофель, то о них – полное молчание. Якобы в связи с задержкой уборки. Между тем, картошка, оставленная в земле до ожидаемых дождей, преподнесла сюрприз: вместо того, чтобы набирать массу, жалкие клубни не стали расти дальше, а проросли и загнили. Урожай такой, что под вопросом – сама рентабельность уборки, особенно с учетом закупочных цен.

Объем федеральной помощи сельхозпроизводителям составит 35 миллиардов рублей, не считая денег из регионов. Однако эксперты уверены, что пока выделения дополнительных денег из бюджета не потребуется, а кое-какие потери можно компенсировать.
Например, хранение зерна в интервенционном фонде стоит 1 миллиард рублей в месяц, если его реализуют, эта сумма будет сэкономлена, а вырученные деньги пойдут в бюджет.

«Некоторые неблагоприятные последствия для экономики будут компенсированы за счет роста потребления других товаров, например, электроэнергии.»
Ущерб от пожаров сравнительно невелик – по предварительным данным, Минобороны затратило на их тушение 350 миллионов рублей, строительство почти 2 тысяч новых домов взамен сгоревших обойдется в сумму порядка 5 миллиардов рублей. Чем меньше тушим – тем меньше затрат на тушение! Нет тушения – нет расходов! Интересно, кому достанутся подряды на строительство – уж слишком много странных поджогов.
Один из конституционных принципов Кремля – «битый небитого ведет. И действительно — среди «вероятных жертв смога» от пожаров эксперты Кремля называют индустрию туризма и авиаперевозок – она может «недосчитаться» аж до 3 миллиардов рублей, а «организаторы мероприятий на открытом воздухе» – до 1 миллиарда рублей. Мы плачем. Вместе с Окуловым. Непонятно, впрочем, почему убытки перевозчиков и туроператоров настолько виртуальны – ведь у правительства есть данные пограничников, таможни и ( страшно сказать) налоговиков. Вероятно, речь идет о «распиле» изрядного куска бюджета на те самые 3-4 млрд.рублбей.

Тем не менее, «если основные экономические последствия природных катаклизмов государству удастся купировать уже в 2010 году, то в ряде отраслей, например, в сельском хозяйстве, их последствия растянется еще на год-два, а ущерб же от поразивших Россию лесных пожаров придется компенсировать десятки лет. В долгосрочной перспективе придется заново восстанавливать сгоревшие заповедники и рекреационные зоны, а в среднесрочной – восстанавливать пострадавшие от пожара стратегические объекты. Большинство программ будут рассчитаны на региональный уровень, однако ключевые стройки федеральные власти будут софинансировать.»
Сами понимаете, опять за счет экономии на зарплате и рабочих местах бюджетнитков – ничего личного, закон сохранения.
Вместе с тем, «последствия природных аномалий негативно скажутся на макроэкономических показателях». К ним уже можно отнести зафиксированный Росстатом скачок инфляции в начале августа. С начала года инфляция ( официальная, которую специально выводят на уровень меньше 13 % в год – т.е. ниже уровня гиперинфляйии) составила 5,0%.
Как и следовало ожидать, ударными темпами подорожали мука, крупы и хлеб. Это означает, что властям не удастся удержать годовой рост потребительских цен в рамках 6-7%. По предварительным оценкам правительства инфляция по итогам года как минимум поднимется до 8%. Реальная же инфляция потребительских цен для средних и низких страт уже к августу оценивается в 20-25% минимум.
Властям ради замедления инфляции придется пойти в начале следующего года на меры, ограничивающие приток денег в ряд отраслей, например, замедлить темпы индексации тарифов ЖКХ. Если этого не делать, рост цен в следующем году может составить минимум 10%, ( оценка правительства РФ).
Цитируем дальше: «на фоне природных катаклизмов ожидается также замедление темпов роста экономики, но оценить его степень можно будет лишь после выхода статданных по третьему кварталу». Степень компетентности и информированности этих экспертов, неспособных даже качественно оценить динамику, наводит на грустные размышления.

Радует только их истинно новорусский оптимизм: «глобальных последствий ждать не следует, поскольку основную роль в формировании ВВП РФ ( и, кстати, доходов правящей группировки – ред.) играют сырьевые секторы, а они не пострадали. В целом природный фактор будет стоить ВВП не более 1-1,5 процентных пунктов.»

На самом деле, даже при небольшом снижении «средней температуры по больнице» за бортом прожиточного минимума окажется как минимум, несколько миллионов человек. При этом распределение последствий засухи резко дифференцировано по социальным стратам и усилит и без того запредельное расслоение населения по доходам и качеству жизни..
Очевидно, что рост цен на продовольственное сырье и неурожай в личных подсобных хозяйствах ударит по населению с низкими и средними доходами, большая часть которых тратится на продукты питания. В то же время сырьевики свои доходы только увеличат, а на бюджете богатых рост цен на продовольствие почти не скажется.
Что касается торгового бизнеса и «пищевки», то еще до поступления в продажу нового урожая он уже минимум на 15-20% увеличил цены и, соответственно, прибыли. Жить в Баку сразу станет легче и веселее.
При этом, сами понимаете, наиболее пострадавшее от роста продовольственных цен население никаких компенсаций и индексаций не получит.Горе побежденным!