Лукашенко заявил о военном положении в экономике

«Считайте, у нас в экономике идет война, военное положение», — таким неожиданным заявлением огорошил страну Александр Лукашенко 6 августа. Декларируемое миролюбие, хваленая стабильность и уверенность в правильности выбранного курса вдруг вылились в «военное положение». «И мы должны сделать все для того, чтобы вот в этих военных экономических условиях выполнить те задачи, которые перед собой поставили, и мы должны их решить в этом году» — глава страны отдал приказ премьер-министру Андрею Кобякову.

Теперь администрация президента, Совмин и Нацбанк глубокого задумались, как падение ВВП в I полугодии на 3,3% превратить в запланированный на весь год рост в 0,2-0,7%, ухудшение производительности труда на 1,5% трансформировать в рост на 1,5-2%. Провал экспорта товаров и услуг за первых 5 месяцев на 25,9% надо как-то превратить в скромное падение на 3,6-4%, а снижение реальных располагаемых денежных доходов на 5% нужно титаническими усилиями превратить в рост на 1,1-1,5%. Гераклу было проще очистить Авгиевы конюшни, а библейскому верблюду легче пройти через ушко иголки.

НА НАС НИКТО НЕ НАПАДАЕТ

Вертикаль шокирована диагнозом своего верховного главнокомандующего. Чиновники уже привыкли к хроническим битвам за урожай. Подзабылась милитаризация местных органов власти посредством присвоения генеральских званий. Снизился накал молочных, калийных, нефтяных и газовых войн. Даже в отношениях с США и Евросоюзом проявились слабые контуры нормализации отношений. Совмин и Нацбанк подготовили вполне себе мирную Дорожную карту сотрудничества с МВФ. Всемирный банк вот-вот представит разработанную совместно с министерствами стратегию развития предпринимательства. ООН на полную катушку вовлечен в выработку программ устойчивого развития регионов. Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) покупает белорусские банки и обещает значительно увеличить кредитную и инвестиционную поддержку. И вдруг — военное положение в экономике.

Фактов внешнего нападения на отечественную экономику нет. С начала 2015г. Беларусь вступила в Евразийский экономический союз. Вместо полноценного Таможенного союза получилось образование сплошных изъятий и ограничений. Однако под ним стоит подпись руководителя Беларуси. Значит, война в экономику пришла не от ЕАЭС.

Россия тоже не нападала на нашу экономику. Да, она в рецессии. Это следствие ее глубоких структурных и системных проблем. Они возникли не в результате сознательных действий Кремля по объявлению войны экономике Беларуси, а как следствие грубых теоретических ошибок в создании базовых институтов экономики. Да, Центробанк РФ в 2014г. без согласования с белорусским Нацбанком обвалил RUR-рубль. Его такое поведение не нарушает ни одну букву договоров между Беларусью и Россией. Да, российское правительство активно занимается бюджетной и ресурсной поддержкой избранных коммерческих предприятий, в т.ч. под флагом импортозамещения. Белорусские власти, в свою очередь, давно этим увлекаются. Более того, Россия продолжает выручать нас кредитами. Она сквозь пальцы смотрит на таможенные и производственные грешки, хотя в отдельных случаях они тянут на сотни миллионов долларов. Да, Россия получила санкции от ЕС, США и десятков других стран мира. Да, она сама ввела санкции против сельхозпродукции из стран ЕС, но у Беларуси возникли прекрасные возможности увеличить свой экспорт в Россию.

Страны Евросоюза тоже не причастны к войне в белорусской экономике. За январь-май 2015г. сальдо внешней торговли товарами Беларуси с ЕС-28 составило плюс $1,75 млрд. Да, экспорт сократился на 20,3%, импорт — на 39,4%. Для сравнения: экспорт в Россию за этот период сократился на 34,8%. В общем объеме экспорта Беларуси доля России составила 36,3% (в январе-мае 2014г. — 39%), Евросоюза — 36,5% (было 32,8%). Таким образом, характеристики внешней торговли однозначно показывают, что войны у нас в экономике нет ни с ЕС, ни с Россией. Значит, агрессоров и источники военного положения нужно искать внутри страны.

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА В ЭКОНОМИКЕ

Лукашенко со своей вертикалью более 20 лет полностью контролировал собственность, инвестиции, львиную долю потребления, импорт, экспорт, строительство, промышленность и АПК, а на выходе получилась… война. На самом деле, идет гражданская война в экономике. Ее не развязала политическая оппозиция. Она никакого отношения к управлению ресурсами, активами и деньгами не имеет. Ее не начали предприниматели. Они сами, что есть сил, корчатся от налоговой и регуляторной боли. Вкладчики банков тоже продолжают оставаться лояльными партнерами властей. Они финансируют нашу финансовую систему на $8,1 млрд. и почти на Br50 трлн.

Методом исключения получается, что войну в экономике Беларуси развязали: 1) VIP-номенклатура национального и местного уровня; 2) «красные» директора — потребители чужого; 3) начальствующие идеологи; 4) участники госпрограмм (откаты, распил, взятки, мошенничество); 5) авторы стратегии развития Беларуси по пятилеткам в рамках совкового прокрустова ложа. Ни для кого не секрет, что всех их назначал или утверждал Лукашенко. Получается, что номенклатурные VIP-ы пошли войной на своего хозяина или просто президент захотел на публике попугать своих лояльных слуг?

Когда экономика находится в состоянии войны, от вертикали можно ожидать чего угодно. В повестке дня может быть заморозка цен и вкладов, списания внутренних долгов государства и отдельных госпредприятий в ущерб их поставщикам и кредиторам, прекращение в одностороннем порядке любых обязательств государства, конфискация любой собственности. Лукашенко, вероятно, хотел создать дополнительную мотивацию своим подчиненным, а напугал бизнес, инвесторов и вкладчиков.

Когда экономика в состоянии войны, в нее не идут инвестиции, из нее уплывает капитал, уезжают таланты и «мозги». В нее не едут туристы, инвесторы и кредиторы. С ней меньше торгуют. Ее больше боятся. В нее не заходят деньги, зато быстро утекают идеи. Экономика в состоянии войны не может вступить в ВТО, получить статус страны с рыночной экономикой и претендовать на статус финансового центра региона.

Централизованная плановая экономика Беларуси после 20-летнего эксперимента с реанимацией советских правил, норм и институтов оказалась в состоянии войны. С таким итогом кандидат в президенты Лукашенко в пятый раз пытается заручиться поддержкой электората на очередные 5 лет.