Остановим утечку технологий!

В Токийском окружном суде началось рассмотрение иска японского металлургического гиганта Nippon Steel & Sumitomo, предъявленного крупнейшей южнокорейской металлургической компании POSCO с требованием возместить ущерб, причиненный кражей технологии поката стали. Технология являлась тайной за семью печатями.

Говоря об утечке технологий из японских компаний за границу, такой подход «в лоб» через судебный процесс довольно необычен. Все потому, что доказать факт мошенничества сложно и, исходя из соотношения затраченных усилий, средств и выгоды, преимущество всегда отдавалось не в пользу последнего варианта.

Но на этот раз сотрудник компании POSCO в ходе разбирательства дела в южнокорейском суде о продаже все той же самой секретной технологии уже китайской крупной компании признал свою вину. При этом всплыл тот факт, что технология была изначально украдена у компании Nippon Steel & Sumitomo.

Японская сторона начала свое расследование и выяснила обстоятельства утечки информации через четырех сотрудников своей компании.

Но сколько бы не отсудила японская компания, все равно разглашенную технологию невозможно снова сделать секретной.

Однако если суд признает факт мошенничества, то положительным результатом станет то, что впредь будет намного сложнее совершать подобные действия.

Кроме того, это может послужить отправной точкой для пересмотра внутренних систем контроля в японских компаниях, которые часто обвиняют в слабой защите секретной информации.

По данным недавнего исследования Министерства экономики, торговли и промышленности Японии, 7% из опрошенных 2900 компаний ответили, что у них «был обнаружен несомненный факт утечки». Отмечено много случаев утечки информации через ушедших на пенсию или уволенных инженеров.

В основном компании бдительно относятся к технологиям и заключают контракты с сотрудниками, в которых прописано неразглашение секретной информации и после увольнения, но доказать факт нарушения контракта на деле очень сложно.

Кроме того, существует много примеров, когда компании не имели четкого внутреннего понятия, какая информация действительно должна оставаться тайной, и поэтому не могли доказать факт нарушения во время судебного процесса.

Южнокорейские компании приложили немало усилий, чтобы привлечь на свою сторону профессионалов, уволенных из японских корпораций по причине антикризисных сокращений штатных сотрудников. Само собой, в ход идут денежные компенсации, но существует немало и таких сотрудников, кто хотел бы отплатить бывшей компании за нежелательное увольнение.

Компании ведут разработки различных технологий и тут же, так и не выпустив продукт, не приняв новой технологии на вооружение, все сворачивают и выбрасывают вместе с разработчиком по причине экономии и сокращения кадров. Разве часть вины за утечку информации не кроется в таком подходе со стороны компании?

Сейчас южнокорейские компании наращивают количество первоклассных технологий. Пора уже выйти из окопов, где мы пытаемся прятать свои разработки и технологии, и, грамотно используя глобально ориентированные кадры, построить систему, которая бы защищала важнейшие изобретения.

Необходимо охранять ключевые технологии и одновременно давать жизнь разработкам, которые не могут «раскрутиться» сами, привлекая спонсоров для поддержки независимых исследователей. Такие действия должны послужить отправной точкой для перестройки корпораций.