Перенасыщение рынка газом лишит РФ сильной позиции

В последние годы в Европе принято сильно волноваться из-за того, что она не может жить без российского газа. Когда Россия в очередной раз начала играть мускулами перед Украиной и западными энергетическими компаниями (Shell, British Petroleum и др.), все ещё больше забеспокоились из-за того, что у их восточных границ маячит крупный медведь.

Немногие, впрочем, понимают, что у европейских стран и крупных энергетических компаний тоже есть возможность воздействовать на Россию «методом кнута». Рынок природного газа и связанный с ним рынок электроэнергии издавна развивается сообразно с экономическими циклами, но разница в том, что даже на этапе спада эти рынки растут, хотя и понемногу. Впрочем, последний случай замедления роста был несколько иным.

Впервые со времён второй мировой войны в двадцати семи странах, входящих в состав Европейского союза, наблюдается снижение спроса на газ и электричество. По сообщениям из высших кругов газовой отрасли Европы, спрос упал в этом году на 36 миллиардов кубометров, достигнув отметки в 499 млрд. м3 (в прошлом году он составлял 535 млрд. м3).

Возвращение спроса на уровень 2008 года прогнозируется не ранее, чем на 2012 или даже 2013 год. Феномен чрезмерных поставок объясняется повышением пропускной способности существующих трубопроводов, а также появлением трубопровода Medgas, связывающего Алжир с Испанией, и повышением производства газа в некоторых странах, включая Алжир и Катар. Исключением из этой тенденции стала Россия, где по сравнению с 2008 годом производство газа упало на целых двадцать пять процентов.

Как выразился один из ведущих представителей отрасли, Европе российский газ просто не нужен — во всяком случае на ближайшие два-три года. Теперь европейским стратегам надо проснуться и осознать, что у них есть возможность общаться с Россией с куда более сильной позиции, а не жаловаться, что Европе, дескать, нечего противопоставить громадным запасам газа, имеющимся у России.
Россия постепенно теряет свою долю на давно освоенном ею европейском рынке сбыта, преимущественно из-за того, что не меняет цен в соответствии с рыночной конъюнктурой. А некоторые страны, например, Катар, спешно ухватились за эту возможность.

Русские отлично понимают это и очень хотят побыстрее проложить трубопроводы, чтобы наполнить газом европейские трубы. Ведущие представители отрасли и сами признают, что спустя два-три года газ из залежалого товара может вновь превратиться в очень ходовой.
И русские от этого более мирными отнюдь не станут.

На горизонте маячит ещё большая консолидация. ExxonMobil, например, отдал 41 миллиард долларов за акции и долги XTO Energy вместе с залежами сланцевого газа в Северной Америке. Возможно, в Европе останется всего четыре-пять крупных игроков, потому что в этой индустрии размер действительно имеет значение, да к тому же даёт большое преимущество при взаимодействии с такими поставщиками, как, например, Россия.

Потребительская база в Европе, скорее всего, тоже сократится, потому что главные потребители газа — производители стали и химикатов, например, — будут проводить реструктуризацию и закрывать предприятия, а значит, потреблять меньше.
Всё это означает, что России придётся проявлять гораздо больше гибкости в переговорах с европейскими странами и в формулировках долгосрочных контрактов с неустойками.