По лезвию бритвы

Слишком быстрое одобрение помощи новым странам-«погорельцам» может сделать валюту и экономику Европы еще более уязвимыми.

Разница между страхом и паникой – в размере убытков. Настоящую спекулятивную панику трудно бывает сразу погасить даже большим денежным потоком. Чиновники Еврозоны и МВФ рассчитывают залить спекулятивный пожар суммой в 110 млрд. евро. Но есть вещи, которые нельзя купить за деньги. Одна из них – спокойствие.

Выделяемые на первый год 45 миллиардов вроде бы действительно должны закрыть потребности Греции в обслуживании долга и покрытии бюджетного дефицита на ближайшие 12 месяцев. Правда, при условии, что бюджетные доходы не упадут ещё сильнее под давлением мер по борьбе с дефицитом. А еще возможны незапланированные расходы на рекапитализацию греческих банков. Но это детали уже второстепенные. Гораздо важнее, что история с Грецией выявила слабые места в системе защиты стран Еврозоны от спекулятивных атак. Первый натиск спекулянтов на долги европейской периферии, кажется, отбит. Но в результате узы межгосударственной финансовой солидарности, и без того не слишком прочные, оказались под критическим напряжением.

В ближайшие дни немецкие парламентарии, скрепя сердце и тихо матерясь, наконец-таки проголосуют за выдачу Греции займа на 25 млрд евро (это германская часть общего пакета). А что, если через две недели выяснится, что ещё 20 млрд нужно срочно дать Португалии или Бельгии? Спасение же Испании, вероятно, потребует ещё в 2–3 раза большей суммы. Парадокс, но и слишком быстрое одобрение пакетов помощи для новых стран-«погорельцев» может сделать валюту и экономику единой Европы ещё более уязвимыми.

Во-первых, это породит ожидания резкого роста денежного предложения, провоцирующие давление на евро. Во-вторых, уменьшит заинтересованность всех стран в сокращении бюджетного дефицита, если деньги станут выделять без гарантии жёстких фискальных мер. Греческие власти приняли первые законодательные акты по сокращению расходов ещё в конце 2009 года. По данным за первый квартал текущего года, дефицит бюджета Греции действительно снизился примерно на 4 процентных пункта от ВВП.

Испанцы же как большое достижение преподносят рост доходов бюджета в том же квартале на 0,8% по сравнению с абсолютно депрессивным уровнем прошлого года. Расходы, тем временем, увеличились на 13%! Такими темпами бюджетный дефицит Испании в этом году реально может превзойти греческий уровень, приближаясь к 14% ВВП. Большой слабостью этого государства является его квазифедеративное устройство. Больше половины расходов консолидированного бюджета приходится на 17 автономных округов, два самоуправляемых города и муниципальные органы, которые, в свою очередь наполовину субсидируются из центра. Оперативно согласовать сокращение расходов при такой системе – задача из области фантастики, учитывая ещё и угрозу сепаратизма.

В мае испанцам предстоит заплатить по долгам 9 млрд евро, в июле – более 16 млрд. Это без учёта потребностей в покрытии бюджетного дефицита. По иронии судьбы, Испания должна будет занять на рынке ещё 5 миллиардов, чтобы профинансировать свою часть пакета греческой помощи. В общей сложности до конца года это государство нуждается в привлечении порядка 225 млрд евро для погашения старых долгов и покрытия дефицита. Бельгия должна заплатить сумму, эквивалентную 11% ВВП, в течение пяти месяцев.

Видя все эти слабые места, спекулянты наверняка предпримут новые атаки на долги европейской периферии. Чтобы успешно этим атакам противостоять, чиновники Еврозоны должны фактически пройти по лезвию бритвы, исключительно точно выдерживая баланс между жёсткостью фискальных мер и оперативностью денежных вливаний.

Трудно пройти по лезвию группой из двух десятков разнородных государств. Однако все они имеют один большой общий интерес: сохранение единой валюты и единого экономического пространства. Интересно, что под давлением рынков Европа может оздоровить свой бюджет гораздо раньше, чем США и Япония – там реальными мерами по сокращению дефицита пока и не пахнет. Тогда ЕС выйдет из-под шквала спекулятивных атак с более сильной валютой – особенно, против американского доллара. В противном случае нас ожидает новая волна кредитного кризиса. А может быть, новым эталоном надёжности в результате станут долги развивающихся стран? Но это – уже тема для отдельного разговора.