США: экономика мошенничеств и паразитизма

Трудно найти человека, который хотя бы один раз в день не слышал о Соединенных Штатах Америки. Страну упоминают по всякому поводу.

Чаще всего как лидера мировой экономики, наиболее убедительно доказывающего преимущества капиталистического способа производства. О достоинствах американской модели экономики нам постоянно твердят идеологи буржуазной политэкономии, многочисленные политруки от ЦРУ и других западных спецслужб, орудующие в СМИ. На США как на свою опору и защитника молится преступный клан «прихватизаторов» из верхушки российского бизнеса и власти, напяливающих на себя маски бескорыстных идейных борцов против коммунизма. Вывод всегда один — американская экономика самая лучшая, самая эффективная, обеспечивает населению самый высокий уровень материального благосостояния. Даже в наше время, когда мировой системный кризис не пощадил своего создателя — американский хищный капитал, — аллилуйщики США не унимаются. Дескать, эти трудности временные, США — лидер, который прокладывает новые пути в экономике, а первым всегда трудно.
Беспристрастные факты говорят другое. Они свидетельствуют, что мифы о превосходстве американской модели экономики так же лживы, как и вся политика США. Недаром один из крупнейших экономистов нашего времени, нобелевский лауреат П.Кругман в серии статей, посвященных экономической политике президентов Буша-старшего и Буша-младшего, дает ей одно собирательное название — ВЕЛИКАЯ ЛОЖЬ. И это в самом деле так. В утверждениях об американском превосходстве верно только одно — по потреблению материальных благ население США превосходит все другие высокоразвитые страны. У них и машин побольше — по США бегает почти треть всех имеющихся в мире легковых автомобилей, на 100 жителей в возрасте от 16 до 65 лет их приходится более 120 штук. И жилье у них получше и попросторнее — шесть и более комнат имеют больше половины всех квартир, тогда как в Германии таких 21%, во Франции — 16%, в Италии — 15% и т.д. И бытовой электроникой и автоматикой они обеспечены получше, и рацион питания не хуже, и новой одежды покупают не меньше, и по расходам на отдых и развлечения не отстают. Превосходство американцев подтверждает такой обобщающий показатель, как душевое потребление энергоресурсов (во всех развитых странах потребление основной части материальных благ связано с применением энергии). Так вот. Потребление их в расчете на душу населения (в условном топливе) в США составляет почти 8 тонн, что в 2 раза превышает потребление в Германии, Франции и Японии и в 2,5 раза потребление в Италии.
Но утверждение, что американское благосостояние обеспечивается американской экономикой, является ложью, хотя оно и подтверждается статистикой США. Тут поневоле вспоминаются слова известного американского деятеля, ученого, политолога и миллионера Л.Ларуша, что американская статистика показывает не то, что есть, а то, что надо показать, что ждут от нее хозяева страны. В настоящее время для сравнения эффективности национальных экономик буржуазная наука использует показатель ВВП, трактуемый как «краеугольный камень и суммарное резюме макроэкономической статистики». Разработан он группой ученых США во главе с С. Кузнецом. Ими было применено немало выдумки, уловок, ложных теоретических посылок, чтобы выполнить непростой идеологический заказ — доказать преимущества американской модели экономики и решающую роль спекулятивно-финансового капитала в ее развитии. Авторы справились с задачей очень ловко: за ВВП страны вместо созданного продукта выдали значительно его превосходящий продукт потребленный, включающий потребление десятков миллионов человек, никакой продукции или полезных услуг не создающих, в т.ч. миллионов людей, занятых надуванием огромного спекулятивно-финансового пузыря, покрывшего не только США, но и многие другие страны. Допускается и ряд других включений, к созданию ВВП никакого отношения не имеющих, но значительно увеличивающих его фиктивную часть и общий объем. Эти заслуги С.Кузнеца были вознаграждены Нобелевской премией.

Расчет американского ВВП является монополией сподвижников и последователей С.Кузнеца, называющих себя волшебниками цифр. Методика расчета иногда меняется и расклад ВВП по отраслям экономики существенно корректируется. В 90-е годы ХХ века ВВП США был полностью пересчитан, что позволило улучшить экономическую историю США. Как-то так получилось, что среднегодовой прирост ВВП оказался значительно выше, чем считалось ранее.

Завышение американской статистикой ВВП страны признают и видные американские ученые, в том числе и П.Кругман. Наличие завышения можно определить по материалам самой экономической статистики США, а также статистики экономических подразделений ООН. Технически оно проводится несколькими способами, главными из которых являются повторный счет и зачисление в ВВП фиктивных доходов от паразитической деятельности, никакой продукции не дающей. Паразитизм является тяжелым бременем для любой экономики. А его масштабы в американском обществе очень велики, т.к. он собирает свою добычу и за пределами страны. Известный публицист и философ А.Зиновьев считал важнейшим преимуществом социализма возможность снижения паразитизма в обществе до очень низкого, недоступного для капитализма уровня. Это позволяет социализму обгонять капитализм по темпам развития производства, еще не достигнув равной ему технической вооруженности и производительности общественного труда.

Начнем с повторного счета. Здесь в первую очередь следует отметить затраты США на проведение невидимой войны против политических и экономических противников на мировой арене, а также против собственного народа. С разрушением СССР и окончанием холодной войны внешняя экспансия США не прекратилась. Это дало основание бывшему министру обороны России С.Иванову заявить, что «против России ведется самая настоящая война. Особенность ее в том, что, с одной стороны, нам ее никто не объявлял, а с другой стороны, имеются организации, занимающиеся ее проведением». Об этом же говорил патриарх Алексий II, подчеркнувший, что целью этой войны является уничтожение русского народа и долг православной церкви защитить его.

Организаций, занятых проведением этой войны, очень много. Они названы неправительственными, замаскированы под институты, центры, клубы, фонды, комиссии, конференции, общества, советы, лиги и т.д., нередко меняют свои названия. Некоторые открыто финансируются из бюджета или работают по договорам с правительственными ведомствами. Деятельность таких организаций преступна не только по международным законам, но и по законам США. Но никто их не преследует, к ответу не привлекает. Оценивая масштабы такой деятельности, широко известный на Западе публицист, бывший кадровый офицер разведок США и Великобритании Д.Колеман пишет: «Наша когда-то гордая республика Соединенных Штатов превратилась в сборище преступных организаций… В США только в главных учреждениях Тавистокского института (института переделки сознания человека. — В.Ю.) занято около 50 тыс. чел., а их бюджет достигает 10 млрд долларов» (Д.Колеман. Комитет трехсот. М., Витязь, 2003 г., стр. 100, 303).

Многими миллиардами долларов измеряется бюджет Русского центра при Гарвардском университете — разработчика метода шоковой терапии и других проектов разрушения экономики России, автора антироссийских и антинародных указов, подписанных Б.Ельциным, и таких же законов, принятых Госдумой после захвата ее пятой колонной. Деятельность таких организаций ведется по многим направлениям. Например Гудзоновский институт гордится своими достижениями в формировании от­чуж­дения молодежи от старшего поколения, их противопоставлении, разрушении семьи. В активе Института будущего предложения об отмене уголовного преследования за употребление наркотиков, о легализации однополых браков и гомосексуализма, об изучении в школах контрацепции, о планировании семьи. Не лучше тематика работы других организаций.

И вся эта деятельность признается услугами, увеличивающими ВВП страны.
В немалую копеечку для бюджета США обходится вклад в ВВП страны таких участников невидимой войны, как фонды, занимающиеся подкупом руководителей других стран. Л.Ларуш пишет, что для этих целей существует фонд Хьюго Хемфри, и заправляет им особо доверенное лицо закулисы Генри Киссинджер. И что этот фонд посещали Горбачёв и Ельцин, которые получали там свои сребреники за предательство. По сведениям А.Казначеева, Горбачёв получил 3 млрд долларов. И только этим своим действием он «увеличил» ВВП США на 3 млрд долларов. Вряд ли меньше стоили услуги Ельцина, хотя оснований для зачисления их в ВВП США еще меньше. По утверждению Д.Колемана, подготовкой Ельцина как агента влияния западных спецслужб занималось не ЦРУ, а английская разведка МИ-6. Л.Ларуш указывает, что вербовка более мелкой сошки из российской власти (младореформаторов), оплата их услуг осуществлялись Межреспубликанским институтом, и что завербовать этих негодяев было очень легко, т.к. они шкурники и их идеалом являются роскошные машины, виллы, красивая заграничная жизнь.

Включаются в ВВП США затраты на содержание многочисленных общественных организаций и религиозных сект, создаваемых для подрывной деятельности против других стран. Важнейшей задачей сект, например, является ослабление и даже разрушение основных религий других стран, разъединение народов по религиозному признаку, посев вражды между ними, ориентация верующих на США, где «царят демократия и свобода вероисповедания». Средств на такую деятельность выделяется много, затруднений с арендой помещений, изданием литературы, покупкой подарков для новых членов и оплатой других расходов они не испытывают.
Расходы на деятельность организаций, ведущих тайную войну США против других государств, огромны. Выступая на специально созванной пресс-конференции по случаю Беловежского сговора, Буш-старший заявил, что только США истратили на проведение невидимой войны против СССР 5 трлн долларов. Это означает, что на такие цели ежегодно выделяютcя сотни миллиардов долларов из доходов, создаваемых в других отраслях экономики. Но статистика оформляет их как валовой продукт организаций, ведущих тайную войну и включает в состав ВВП страны, увеличивая фиктивную его часть.

В США процветает легальный паразитизм. Американцы буквально облеплены наживающимися на их невежестве прорицателями, гадателями, колдунами, шаманами, астрологами, парапсихологами и другими «целителями» тела и души. Через свои доходы они также пополняют ВВП. Но еще больше его увеличивает так называемый скрытый паразитизм. В условиях культа наживы, попрания норм морали и нравственности все средства обогащения хороши. В такой обстановке стараниями представителей отдельных профессий границы их клановой деятельности выходят далеко за пределы истинной потребности в ней. Фактически она превращается в преступный промысел. Об одном таком чисто американском явлении поведал создатель знаменитой фирмы «Сони» А.Морита, знающий США по многолетней работе в этой стране: «В США более 500 тыс. юристов и каж­дый год более 39 тыс. человек сдают экзамен на право заниматься адвокатской практикой. А в Японии (это примерно 50% США) только 17 тыс. юристов и их число увеличивается на 300 человек в год. Поскольку в США так много юристов, они должны найти себе дело, иногда они создают его сами. Порой юристы сочиняют бессмысленные иски, в стране все судятся со всеми. В некоторых случаях, когда юристы вмешиваются в дорожный инцидент, они забирают до 65% страховки или присужденных судом денег. Это ненормальная ситуация». А.Морита считает, что американские юристы так далеко вторгаются в хозяйственную жизнь и раздувают объемы своей деятельности далеко за пределы истинной потребности в ней только потому, что они добились законодательного признания своего права на монопольное определение перечня необходимых юридических операций и на их оформление. «Мы ничего не знали об отношениях с американскими правительственными ведомствами, в которые вы не можете обращаться сами, а только через своего юриста» (Сделано в Японии, стр. 242, 244).

Американская система правосудия является постоянным участником бесконечного торгового мошенничества США на мировой арене, все более растущего по мере потери конкурентноспособности американской экономикой. На долю США приходится одна треть антидемпинговых и две трети компенсационных мер от общего числа случаев, жалобы на которые рассмотрены в ВТО (ж. США и Канада. 2009 г., №1, стр. 2 ). Паразитизмом юристов США возмущался Т.Веблен — создатель институционального направления буржуазной политэкономии: « В профессии адвоката нет и намека на полезность в какой-либо другой области, кроме соперничества, т.к. юрист занимается исключительно частными моментами хищнического мошенничества либо в устройстве махинаций, либо в расстройстве махинаций других, — писал он в книге «Теория праздного класса». С тех пор ничего не изменилось, лишь возросли масштабы паразитической деятельности юристов.

По американской статистике получается, что ничего не создающие паразиты-юристы вносят в ВВП страны «вклад» гораздо больший, чем вся процветающая сельскохозяйственная отрасль. Юристы превзошли ее в 2002 году, внеся 145,6 млрд долларов против 140,7 млрд долларов у сельского хозяйства. Это практически сравнимо с годовым ВВП Аргентины. Если признать, что затраты на юридическую деятельность в расчете на единицу ВВП США, включая и его фиктивную часть, могут быть в два раза выше, чем в Японии, то и в этом случае они составили бы в 2002 году только 30 млрд дол­ларов, а не 145,6 млрд.

В связи с проникновением спекулятивно-финансового капитала в реальный сектор экономики в США набирает силу еще один вид скрытого паразитизма — консультационная деятельность. В новых условиях главной задачей руководителей производства становятся финансовые результаты, в жертву им нередко приносятся даже будущее компаний, политика капиталовложений. Среди руководителей все чаще появляются «профессионалы» типа Чубайса, мало что в деле понимающие, но не упускающие ни одного случая урвать финансовую выгоду, даже во вред компании. А.Морита пишет: «В США слишком много консультационных фирм… в США стало обычным явлением, что человек, управляющий компанией, ничего или почти ничего не знает о технической стороне производства продукции своей компании… и что такие управляющие боятся идти на риск, испытывают необходимость найти оправдание каждому своему шагу и часто обращаются к консультативным фирмам… Думаю, что эти фирмы самые перегруженные и неправильно используемые после юридических» (Сделано в Японии, стр. 273). Бесполезность таких консультаций А.Морита видит в том, что обычно «консультанты» дают такие заключения, которых от них ждут. Многие из компаний, потерпевших финансовый крах, в свое время прибегали к услугам консультационных фирм, но те угрожающих тенденций в их деятельности не увидели.

Спекулятивно-финансовое вырождение капитала сопровождается нарастанием количества вводимых в оборот фиктивных денежных документов — фьючерсов, опционов, СДР и других т.н. финансовых инструментов. Большинство их выдумано легально действующими американскими финансовыми мошенниками. На товарных и финансовых биржах спекулянты заключают миллиарды контрактов. Так, в 2007 году только на Чикагской бирже их было заключено 944 миллиона. Кроме того, верхушке американского бизнеса удалось привлечь к участию в финансовых операциях и рядовых американцев. По сведениям отдельных аналитиков, держателями ценных бумаг являются почти 70% взрослых американцев. В этом море ценных бумаг и миллионов участников спекуляций роль путеводителя взяли на себя рейтинговые компании — попутные участники паразитической деятельности. За достоверность своих оценок и рекомендаций они не отвечают, но спрос на них увеличивается и доходы их растут.

Нет оснований для полного зачисления в ВВП доходов от рекламы и индустрии развлечений. Американская реклама мало способствует сохранению полезного продукта. Ее главная цель — ускорить продвижение товара от покупки до утилизации, чтобы потребитель заменил его новым товаром. Много внимания уделяет реклама США пропаганде престижного потребления — наиболее дорогого и бессмысленного, ради поддержания престижа данного лица в обществе. Расходуются огромные суммы средств и большое количество материальных ресурсов на производство ненужных для общества товаров. В докладе Римского клуба за 1997 год указывается, что в среднем по США товары оказываются на свалке на 42-й день после продажи.

Особой оценки требует индустрия развлечений, выполняющая кроме заявленной совсем иную, скрытую функцию. За по­-
след­нюю четверть 20-го столетия вклад отрасли в ВВП США неожиданно резко вырос. Число занятых в ней с 717 тыс. чел. в 1970 году и 1047 тыс. чел. в 1980 году возросло к 2000 году до 2535 тыс. чел. Упоминавшийся выше Д.Колеман показал связь этого скачка с превращением индустрии развлечений в рынок реализации наркотиков. По своей прежней деятельности он имел доступ к секретнейшим, до сего времени наглухо закрытым данным о наркоторговле. В книге «Комитет трехсот» он показал, как по заданию большого бизнеса (большинство богатейших династий Запада сколотили свои состояния на торговле наркотиками или с определяющим участием таких доходов. Они и сейчас не оставили этого прибыльного ремесла, но еще больше засекретили сведения о нем). Тавистокский и Стенфордский институты превращали потребление наркотиков в обыденное занятие американской молодежи. Они выделили из нее целевую группу, дав ей новое звучное название «тинейджеры». Для их обособления создали особый стиль одежды и причесок, манеру поведения, сформировали их музыкальные пристрастия. Нашли хорошего композитора для создания рок-музыки, организовали рок-группы типа «Битлз». Провели мощную рекламную кампанию, стали проводить рок-концерты по всей Америке, применили бесплатную раздачу наркотиков для приучения к ним новых потребителей. В карманы наркодельцов потекли миллиардные доходы. ВВП индустрии развлечений теперь связан с наркоторговлей, а этот доход преступный и не подлежит зачислению в ВВП.

В СССР постыдную роль целевой группы по распространению наркотиков выполняли стиляги, которых создавали по такому же сценарию, как и тинейджеров.

Люди со склонностью к паразитической деятельности как очень легкому способу получения доходов предприимчивы, в буржуазном обществе находят применение своим способностям во многих областях экономики. Какие-то объемы их деятельности включаются в ВВП и торговли, и здравоохранения, и образования. Но самый большой объем доходов от паразитизма включается в ВВП через финансовый сектор экономики, именуемый «финансовые услуги». В этой статье американская статистика объединяет услуги двух отраслей: одна — финансы и страхование, вторая — сделки с недвижимостью, показывая их одной строкой. В соответствии со статистическим классификатором «Финансы и страхование» являются отраслью американской экономики, доходы которой складываются из части переливающихся финансовых потоков и из стоимости услуг финансовых учреждений, банков и фондовых рынков. Любые связанные с платежами операции приносят этой отрасли доход. Но в своей основной части ВВП финансовой системы США является накруткой услуг на обращающийся фиктивный капитал. За счет быстрого увеличения спекулятивно-финансового пузыря «вклад» финансового сектора в ВВП страны за последние годы значительно превзошел вклад обрабатывающей промышленности (см. таблицу 1). Это явление постсоветского периода. Раньше, когда финансовый сектор в основном обслуживал воспроизводственные процессы в реальном секторе экономики, положение было иное. В 1950 году вклад финансистов в ВВП страны составлял 11,4%, в 1970 году — 14,6%, что равнялось 42% и 64% вклада перерабатывающей промышленности. Тут сказалось не только изменение пристрастий денежных воротил. Хищный капитал знал, что финансовые спекуляции являются более легким способом получения доходов, чем деятельность предпринимательская. Просто до последней четверти двадцатого века условия для их проведения были ограниченными. Спекуляции являются процессом, в котором используются настоящие деньги, их суррогаты, фиктивный капитал, фиктивная продукция, фиктивные собст­венники. Но главными являются настоящие деньги как носители реальной ценности. Их должно быть достаточно для обеспечения ликвидности разного рода фиктивных ценностей. А количество денег в обращении ограничивалось необходимостью их конвертации в золото, драгоценности, валюту других стран. Кроме того, ограничивалось использование и имеющихся денег: финансовым учреждениям запрещалось играть на бирже деньгами вкладчиков. И спекулятивно-финансовый капитал потрудился, чтобы изменить положение. Первым его завоеванием была отмена в 1971 году конвертации доллара, а также его частичная девальвация. Это дало ход печатному станку. Вторым достижением являлась отмена в 2002 году запрета на использование денег вкладчиков для игры на бирже. Третьим завоеванием стало введение в официальный денежный оборот новых финансовых инструментов, позволявших получать реальные деньги под несуществующее финансовое обеспечение и несуществующие товары.

За последние 20 лет большой толчок развитию финансовых спекуляций дало снижение налогов, ослабившее экономику США. Ранее значительная часть получаемых от снижения налогов средств поступала через бюджет в реальный сектор экономики. Теперь они пошли на биржевые спекуляции. За 1998-2008 гг. ВВП финансовой сферы вырос на 1164 млрд, а промпереработки — на 294 млрд долларов.

Взрывной рост спекулятивно-финансового пузыря, необеспеченных кредитов не заставили себя ждать. И на мировом рынке приоритеты США как-то исподволь изменились (см. таблицу 2). На первое место вышла торговля акциями. При увеличении торговли товарами и услугами в 2 раза торговля акциями за девять лет возросла в 7 раз. В результате произошло указанное выше увеличение удельного веса финансового сектора в ВВП страны. Финансовых воротил США это устраивает. Оно подтверждает «обоснованность» притязаний спекулятивного финансового капитала на господствующее положение в экономике, на установление в стране своих порядков. По дог­мам буржуазной науки самый большой «вкладчик» в ВВП является главным двигателем развития экономики.

Из факта «преодоления» сектором услуг (где основную роль играют финансы) рубежа индустриализации буржуазный социолог Д.Белл сделал вывод, что центр тяжести экономики переместился в сферу услуг, в ее финансовый сектор, который становится главным двигателем развития общества, а само общество становится постиндустриальным. Оснований для такого вывода нет не только потому, что преимущество финансов является фиктивным, а материальные блага никакими услугами или информацией заменить нельзя. Тут сказывается нищета буржуазной экономической науки, так и не посягнувшей на создание собственной теории воспроизводства совокупного общественного продукта, которая помогла бы ученым определять истинную роль отдельных сфер экономики.
Псевдонаучные выводы о решающей роли финансовой системы в развитии экономики, сделанные на основе фиктивных величин, любят повторять наскоро натасканные на буржуазные ценности российские ученые, рвущиеся в жирующий клан монетаристов. «Финансовая система США достигла высокой степени развития, стала одной из фундаментальных основ американской экономики, которая обеспечивает способность к динамичному развитию и преодолению кризисов», — пишут российские авторы учебника «Экономика США». Мировой финансовый кризис показал, чего стоят такие ученые вместе со своими дремучими научными выводами.

ВВП финансовой системы США в своей большей части является фиктивным. Недаром он получил меткое название «спекулятивно-финансовый пузырь». Фиктивность этого вклада хорошо прослеживается при изучении продаж на товарных и фондовых биржах, превратившихся в притоны для спекулянтов. Процесс формирования доходов финансовой системы на нефтяной бирже исследовала И.Соколова. Она пишет: «Продажа или, например, расчет дисконта на фьючерсы любой страны происхождения дает доход, прибавляемый к ВВП США. А на нефтяной бирже за один только день заключается в среднем около 68,6 тыс. фьючерсных контрактов по смеси Бренд, что эквивалентно мировой суточной добыче всей сырой нефти. Виртуальный объем торгов на два порядка превышает добычу нефти соответствующих сортов. Фактическая поставка нефти по биржевым контрактам происходит редко — около 1% объема торгов. Такая торговля дает возможность считать в обороте нефть, которая лежит в недрах» (США и Канада. 2008 г., №12, стр. 22). Из этого видно, что даже на товарной бирже спекуляции не только не дают прибавки продукции, не повышают ее качества, но и не являются доведением продукции до потребителя. Здесь сплошная перепродажа фиктивных инструментов, в данном случае — фьючерсов. Такой же механизм лежит в основе финансовых операций и по другим товарам, по денежным сур­рогатам, например, в проведении эмиссии таких банковских инструментов, как обращающиеся на мировом финансовом рынке американские депозитарные расписки (квитанции). Они конвертируются в американскую валюту и являются частью денежной массы США.
По статье «Сделки с недвижимостью» в ВВП США включаются объемы более значительные, чем по всей перерабатывающей промышленности (в 2008 году 1784 млрд против 1638 млрд долларов). Фиктивный вклад спекулянтов недвижимостью более, чем в 3 раза превышает реальный ВВП строительной отрасли, создающей эту недвижимость (в 2008 году 1784 млрд долларов против 582 млрд долларов). И оснований для этого не больше, чем для включения паразитических доходов спекулянтов с нефтяной биржи. Сделки с недвижимостью не увеличивают ее объемов и не улучшают качество.
Буржуазная статистика допускает зачет в национальный доход и ВВП т.н. временной жилищной ренты, являющейся условной суммой, которую полагалось бы внести владельцам жилищ, если бы они снимали их в аренду.

Рассчитываемый американской статистикой показатель ВВП искажает реалии американской экономики в большей степени, чем показатели других развитых стран, определяемые по той же методике. Причина — в масштабах манипуляций, в объемах включаемой в ВВП фиктивной продукции. Анализируя этот показатель, объективные аналитики невольно приходят к выводу, что ВВП США не производится, а складывается дошлыми статистиками, имея в виду включение в него больших величин, к ВВП никакого отношения не имеющих. Наличие их вынужден признать и нобелевский лауреат П.Кругман. Потрясенный масштабами вскрывшихся финансовых мошенничеств (один из таких мошенников — «проницательный инвестор» Бернард Медофф, — был признан судом виновным в проведении
50-миллиардной аферы»), он назвал финансовую систему США экономикой Медоффа, и заявил, что из доли финансовой сферы ВВП США 400 миллиардов долларов являются «суммой абсолютно фиктивных средств». (The New Jork Times, 19.12.2008 г.).
Лауреат поскромничал, проявил сдержанность. Он выделил лишь не являющиеся реальным вкладом в ВВП включения от незаконных спекуляций, т.е оценил их по правовым, а не экономическим основаниям. Но какая экономическая разница между спекулятивными доходами от игры на бирже деньгами вкладчиков, в первом случае полученных до снятия запрета, а во втором — после снятия запрета на такие спекуляции? В том и другом случае они являются доходами от паразитической деятельности, не дающей продукции или полезных услуг. Но отметим, что паразитической является не вся деятельность финансовой системы. Учреждения по обслуживанию реальных воспроизводственных процессов в обществе являются такими же полноправными участниками создания ВВП, как работники реального сектора экономики. К.Маркс считал полезным и необходимым труд по сбору и концентрации свободных денежных средств и формированию кредитов для развития реального сектора экономики. «Мир до сих пор оставался бы без железных дорог, если бы приходилось дожидаться, пока накопление не доведет некоторые отдельные капиталы до таких размеров, что они могли бы справиться с постройкой железной дороги», — писал он (К.Маркс и Ф.Энгельс, Соч., т. 23, стр. 642).
Огромные суммы фиктивных включений в ВВП США требуют обязательного учета их при оценке его реальности. За последние 30 лет прирост ВВП по статье «Финансовые услуги» происходил в основном за счет спекулятивных доходов. А если бы он увеличивался темпами роста доходов от обслуживания воспроизводственных процессов в других отраслях экономики, то в 2006 году его общая сумма составила бы чуть больше 1 триллиона, а не 2,8 триллиона долларов, как это зафиксировано американской статистикой. При сравнении с другими странами по дутому показателю ВВП США выглядит бесспорным лидером, а их экономика — намного сильнее, чем на самом деле. И это сбивает с толку многих. Даже ученые социалистической ориентации воспринимают обобщающие показатели американской статистики некритически .А их объективность сомнительна. По показателю ВВП с включениями фиктивного продукта экономика США в 2007 году превосходила экономику Японию в 3,1 раза, Германии — в 4,1 раза, Китая — в 4,3 раза и производила почти половину всей валовой продукции «семерки». При сравнении этих стран по ВВП материального производства экономика США превосходила японскую не в 3,1, а в 2 раза, китайскую не в 4,3, а в 1,5 раза, а ее доля в «семерке» не достигала и 40%. Особенно заметна разница дутых и фактических показателей при сравнении экономик по их эффективности или уровню развития, за который принимается производство ВВП на душу населения. Если по «дутому» ВВП экономика США уверенно опережает всю «семерку», по реальному ВВП значительно отстает и от Японии, и от Германии и Канады, делит только четвертое, пятое и шестое места с Англией и Италией (см. таблицу 3). Реальные показатели разрушают миф о необычайно высокой эффективности американской экономики, о ее безусловном мировом лидерстве. Сползание США на вторые позиции по эффективности экономики — результат спекулятивно-финансового вырождения капитала, сопровождающегося разрушением ре­ального сектора экономики. Оно является подтверждением, что при постановке компаний и фирм на рулетку никакая экономика не может достигать той силы и эффективности, которые соответствуют ее материально-техническим возможностям.

Недостоверность определяемого американской да и всей буржуазной статистикой показателя ВВП отмечают многие исследователи, считая его малопригодным не только для сравнения силы национальных экономик, но и для определения уровня материального благосостояния населения отдельных стран. Это вынудило экономические подразделения ООН ввести в дополнение к нему показатель ВВП по паритету покупательной способности (ВВП по ППС). Но он положения не исправляет, необоснованные завышения показателя ВВП США еще более увеличиваются. Так, за 2007 год показатель ВВП по ППС отличался от обычного показателя ВВП по Англии на 16,3%, по Франции — на 15,3%, по Германии — на 10,9%, по Канаде — на 10,6%, по Италии — на 9,8%, по Японии — на 9,2%. И все в сторону уменьшения. По США уменьшения практически нет, всего на 0,5%.

Вносится много предложений по совершенствованию обобщающей оценки национальных экономик. Наибольшего внимания заслуживают предложения Л.Ларуша. Оценивая искажения, допускаемые статистикой США, он обоснованно называет их преднамеренными искажениями, механика которых заложена в методике определения показателя ВВП. Поэтому действующий показатель предлагает отменить, а вместо него использовать в качестве обобщающего показатель производства ВВП в реальном секторе экономики с дополнением его затратами на здравоохранение и образование. Это приблизительно соответствует показателю совокупного общественного продукта советской статистики, с прибавкой к нему расходов на образование и медицину. Предложение разумное, практикой оно уже проверено.

Включением в ВВП фиктивного продукта статистике США удается сбалансировать американское потребление с ВВП страны. Но это на бумаге, для введения в заблуждение широкой общественности. В жизни такое сделать труднее. Не дающие ни реальной продукции, ни полезных услуг мракобесы, людофобы с идеологами и экономическими диверсантами из организаций, ведущих тайную войну США, паразиты-юристы и консультанты всех мастей, проститутки и половые извращенцы из Голливуда, наркоторговцы, огромная армия людей, надувающих спекулятивно-финансовый пузырь и многие другие представители паразитической когорты получают за работу реальное денежное вознаграждение. Они тоже хотят пить, есть, одеваться и обуваться, пользоваться другими материальными благами. А ВВП страны полупустой, в нем нет нужного количества реального продукта. Поэтому недостающую часть приходится добывать за рубежом. Доказательством является внешнеторговый баланс США (см. таблицу 4). Он показывает, что значительную часть материальных благ США покупают сверх того, что сами поставили на международный рынок. Превышение. ог­ромное, в 2007 году оно составило 847,3 млрд долларов. Это больше всего объема товарного экспорта Бразилии, Аргентины, Индии, Пакистана, Австралии, Турции и Египта. И несмотря на все антикризисные меры, существенно изменить тенденцию не удается. А на самом деле разница значительно больше. И экспорт, и импорт — это сумма цен, а на мировом рынке работают ножницы цен — на сырье и полуфабрикаты цены занижены, а на продукцию машиностроения — завышены. США этим пользуются. Объем дешевого импорта (сырья, полуфабрикатов) превышает экспорт таких товаров в 2,9 раза, импорт остальных товаров — в 1,6 раза. И одна из основных тенденций в торговле США — вымывание дешевых товаров из экспорта и увеличение их в импорте. С 1995 по 2007 год доля сырья и полуфабрикатов в экспорте страны сократилась с 17 до 14%, а в импорте возросла с 15 до 23 процентов.

Рост паразитизма американского потребления в первую очередь является результатом спекулятивно-финансового вырождения капитала. И не только из-за разрушения реального сектора экономики. Оно еще сопровождается и относительным, и абсолютным сокращением численности производителей материальных благ. По данным статистики США, с 1980 по 2008 год количество занятых в обрабатывающей промышленности сократилось на 6,04 млн человек (с 21942 тысяч до 15904 тысяч человек). И это при растущем дефиците собственных промышленных товаров, который приходится покрывать импортом. С 1980 по 2006 год численность потребителей материальных благ, не производящих никаких товаров и полезных услуг, только в спекулятивно-финансовых отраслях увеличилась на 4,7 млн человек (с 5943 тыс. до 10637 тыс. чел.). практически удвоилась. Небольшое снижение началось только в 2008 году.
Другим следствием спекулятивно-финансового вырождения капитала является рост в обществе престижного потребления — наиболее дорогого, совершенно бессмысленного и безответственного, как результата легких спекулятивных доходов.

Разумеется, США умалчивают о паразитизме своего потребления и истинных его причинах. Виновниками возникновения сложных ситуаций в своей экономике они объявляют то Японию, то Китай, то западных конкурентов, добивающихся профицита своих бюджетов, «добивающихся за счет США». Кроме того, прогрессирующий дефицит внешнеторгового товарного баланса пытаются объяснить превращением страны в экспортера услуг. На самом деле такого превращения нет. С 1995 по 2007 год доля США в мировом экспорте услуг сократилась с 16,3 до 13,3%. Незначительно она возросла и в экспорте страны — с 25,3 до 28,0 процентов. Положительное сальдо по торговле услугами несколько выросло, но общее отрицательное сальдо внешнеторгового баланса не уменьшается.

Поднаторевшие в переделывании черного в белое, белого в черное холуи американской закулисы стараются преподнести происходящее в мировой торговле в выгодном для США свете. Растущий товарный паразитизм этой страны они выдают за повышение ее роли как главного двигателя мировой торговли, тогда как на самом деле усилиями США и их союзников мировая торговля все более становится ограблением, паразитированием одной страны за счет друг