Вернемся к бартеру, расплатимся векселем

Компании начали расплачиваться друг с другом с помощью векселей и взаимозачетов. Платежного дефицита, который ведет к стагнации и падению производства, сегодня не хочет никто. Поэтому в условиях кризиса неденежные системы расчетов всегда получают широкое хождение.

Руководство крупнейшего российского автопроизводителя — «АвтоВАЗа» — во время совещания с поставщиками первого уровня 11 декабря призналось, что не может расплатиться по долгам, которые уже составляют 25,96 млрд рублей. Автопредприятие предложило половину денег погашать своими же шестимесячными векселями. Идея, конечно, не привела поставщиков в восторг, но отказываться от нее не стали, так как в нынешних условиях недоступности кредитных ресурсов и удорожания денежных средств на финансовых рынках, многим не до споров.

В ситуацию, подобную автовазовской, попали многие крупные компании. Торговая сеть «Эльдорадо» в начале декабря сообщила, что на 40% до 64 млн долларов сократила задолженность перед партнерами. Компания справилась, взяв кредит у своего партнера по розничному кредитованию — PPF Group. Аптечная сеть «36,6» в ноябре также сообщала, что не может расплатиться с региональными партнерами и ведет переговоры о дисконте.

«АвтоВАЗ» стал единственным предприятием, кто, признавшись в несостоятельности перед поставщиками, официально предложил хоть какой-то выход. Остальные пока не озвучивают своих «планов по борьбе с неплатежами». Между тем, пользователи ЖЖ сообщают о том, что Новолипецкий металлургический комбинат уже предлагает расплачиваться с контрагентами сталью. Вероятно, такие примеры не исключения. Скорее, это становится правилом.

Возвращаясь к родному «АвтоВАЗу», аналитики дают логичное объяснение, почему инвесторы соглашаются на получение векселей. Все просто — сейчас векселя представляют собой меньшее из зол, поэтому вексельный рынок, действительно, переживает настоящий бум, — отмечает аналитик ИХ «Финам» Константин Романов. Эксперт также рассказал, что активность операций с векселями в последнее время существенно выросла еще и в связи с проблемами на рынке облигаций. «Многие компании, которые не могут рассчитаться со своими кредиторами, реструктурируют долг, обменивая облигации на векселя».

Похоже, Россия возвращается к расчетам векселями и использованию системы бартера и взаимозачетов, как это было в 1990-е годы. Тогда предприятия захлестнул кризис неплатежей. Общая просроченная задолженность по всем видам кредиторов к 2000 году составила около 30% ВВП, а доля неденежных расчетов покупателей с крупнейшими предприятиями к началу 2001 года была на уровне 30%. И сейчас, в условиях сжатой ликвидности, популярность использования векселя, бартера и прочих инструментов взаимозачета будет расти.
«В условиях ухудшения экономической ситуации, которую мы сейчас наблюдаем, не исключено, что история повторяется, так как векселя получают широкое распространение именно тогда, когда компании не могут заплатить живыми деньгами за товар», — говорит начальник инвестиционного департамента Собинбанка Владимир Фирсов.

Кроме того, 28 ноября текущего года были внесены изменения в Налоговый кодекс, согласно которому была отменена уплата НДС до момента погашения векселя. «Это решение должно оживить рынок расчетных векселей, которые финансируют торговые операции. С ростом рынка долговых инструментов бизнес будет насыщаться деньгами, а доверие контрагентов к векселям, подорванное «серыми» схемами 1990-х годов, — восстанавливаться», — отмечает генеральный директор НКГ «2К Аудит – Деловые консультации» Тамара Касьянова.

Сейчас многие предприятия сталкиваются с увеличивающимся ростом неплатежей. Эксперты видят две причины: кризис ликвидности и сокращение продаж. Все участники денежного оборота, и в первую очередь банки, стараются создать запас средств на случай возможных проблем с ликвидностью в будущем. В результате часть денежной массы оказывается изъятой из оборота, скорость оборачиваемости замедляется, и имеющейся в обороте денежной массы уже не достаточно для нормального функционирования экономики.

«Покупатели, не получив кредиты в банках, не имеют возможности оплатить отгруженный в кредит товар и услуги, поставщики, в свою очередь, не могут платить за услуги и сырье своим подрядчикам, и так далее по цепочке от покупателей к поставщикам, — объясняет начальник управления инвестиционных проектов Москоммерцбанка Владимир Бушуев. — В результате, все это приводит к массовому сокращению спроса на товары и продукцию, что уменьшает поступления предприятий от реализации, и еще больше усугубляет кризис неплатежей. При этом некоторые предприятия в силу специфики их бизнеса не имеют возможности остановить производство или сократить его объемы. В большей степени это относится к производственным предприятиям, которые даже в случае полной остановки производства несут значительные постоянные расходы».

Таким образом, предприятия просто вынуждены прибегать к суррогатным схемам взаиморасчетов — векселям и бартеру, даже если не очень хотят это делать. Острее всего ситуацию переживают в металлургической, автомобильной, строительной и некоторых других отраслях. Например, некоторые застройщики уже около полугода назад начали рассчитываться с поставщиками квартирами в строящихся домах.

Еще один выход из положения — бартерные расчеты — пока не получили большого распространения. «Скорее, здесь много предложений, но лишь незначительная часть из них дошла до этапа реализации. Тут проблема в том, что у многих компаний есть долги, нередко достаточно большие. То есть им нужны реальные деньги, а не товары, — говорит Константин Романов. — Кроме того, бартер ограничивается снижением цен во многих секторах экономики, а также сокращением спроса. В итоге, бартерные схемы могут иметь место, но вряд ли масштабы их использования будут сопоставимы с 1990-ми годами прошлого века».

Есть и те, кто придерживается оптимистичной точки зрения на возрождение бартерных отношений. Совсем недавно предприниматель Герман Стерлигов в интервью BFM.ru говорил о пользе таких схем. В доказательство чего он создал ОАО «Антикризисный расчетно-товарный центр», где собирается сводить людей, меняющих один товар на другой. «Чем больше неплатежей, тем более нужна наша система», — отметил он.

«У нас от очень крупных компаний заявки, потому что никого из профессионалов убеждать вообще ни в чем не надо. У них столько залежей товаров и неплатежей, что им уже даже по барабану, будет ли работать система, они готовы попробовать даже в неработающей», — утверждал тогда Стерлигов.

Эксперты говорят, что проблемы, вызвавшие всплеск неденежных форм расчета, решаются на государственном уровне через стимулирование увеличения спроса и создание новых рабочих мест для людей, потерявших постоянный источник дохода. Эффекта можно достигнуть за счет увеличения госзаказа и масштабного развития инфраструктурных проектов. «Кроме того, государство должно постоянно регулировать объем денежной массы в экономике, и, в случае необходимости, увеличивать ее объем для сокращения негативного эффекта от замедления скорости денежного обращения», — резюмирует Бушуев.

Наталья Дубинина