Впереди планеты всей, или инновации как главные «проблемы» страны

Среди крайне увлеченно употребляемых слов числятся «инновации». До той зимбабвийской инфляции, которая случилась с нанотехнологиями, хотя еще и далеко, но объем эмиссии впечатляет. О чем бы ни шла политическая речь, не упомянуть инновации никак невозможно. Особо увлечен инновациями президент-элект Д.А. Медведев, что, впрочем, понятно. Когда в политических конструкциях все не так просто, от занятий инновациями вреда точно не будет.

Тем более что кто бы и возражал. С тем, что внедрение в русский быт полезных новых изобретений есть дело хорошее, все согласятся. Против мобильной связи никто ничего не имеет, порошковая металлургия вроде бы тоже не вызывает нареканий. С другой стороны, не вполне понятна та напряженно-экстатическая интонация, что сопровождает разговоры о новшествах. Вероятно, тут отголосок еще советской традиции внедрения научно-технического прогресса. ЦК КПСС не хуже нынешних властей любил рассуждать о важности НТП. Хотя слова «инновации» тогда не было, инновационная экономика еще коммунистам очень нравилась. В порядке курьеза отметим, что неудобозабываемые центры НТТМ (научно-технического творчества молодежи. — «Известия») появились от чистого начальственного устремления продвинуть инновации. Иное дело, что комсомольские воры были увлечены инновациями иного рода. Но еще и прежде центров НТТМ охота до инноваций была, а внедрение происходило с чрезвычайным скрипом. Примерно как и сегодня.

В результате поздние коммунисты приблизились к тому пониманию, до которого нынешним властям еще предстоит дойти. К тому, что новации — дело хорошее и творческий гений — тоже, но проблема не в отсутствии замечательных изобретений, а в их приживаемости на родной почве. Да, бесспорно, если в России, чей народ творчески одарен, изобретут коммерчески выгодный философский камень или perpetuum mobile размером с сигаретную пачку при мощности в 5 квт, это будет очень хорошо. Но если обозреть претензии и пожелания, то львиная доля их будет сводиться не к тому, что у нас нет неслыханных чудес, а к тому, что у нас плохо с благами вполне себе слыханными и у других народов наблюдаемыми. Когда бы РЖД сравнялись по комфорту и скорости с Дойчебаном, это был бы колоссальный прорыв в российском благоустройстве, но что там было бы особенно инновационного? Путейское хозяйство и подвижной состав изобретены давно. Вопрос только в качестве.

И уж сугубо и трегубо это относится к инновациям социальным (ведь инновации — это не только железяки). Появление у нас милиции, при виде которой благонамеренный гражданин испытывает чувство спокойствия и безопасности, означало бы, что мы живем в новой, чудно преображенной России, но нужен ли для этого творческий гений? Та же немецкая Polizei гениальными новаторами порождена?

В принципе можно расширить понятие новаторства, разумея под ним не только и даже не столько принципиально новые изобретения, сколько умение переломить скорбную русскую традицию «не растеть». Умение сделать так, чтобы принципиально весьма и весьма старые изобретения на русской почве приживались, пускали корни и давали плоды. В таких аграрных инновациях Россия нуждается до зарезу. Но тогда уже надо говорить не столько об инновациях, сколько о мелиорациях (вар.: репарациях) — как сделать так, чтобы части общественного организма нормально функционировали. Или даже хоть как-то функционировали — при нынешнем состоянии милиции и судов и это было бы выдающимся достижением.

Добиваться того, чтобы давно придуманное перестало быть теорией и наконец-то задышало, — это совершенно необходимо, но называть это построением инновационного общества несколько странно, а устраивать выставки инновационных достижений странно вдвойне. Нефтеперегонный завод с высокой степенью переработки — это и хорошо, и необходимо, но вряд ли нужно его везти на выставку. А как экспонировать нормально работающий областной суд, РУВД или региональное заксобрание — это и вовсе уму непостижимо.

Все это могло бы показаться придирками, когда бы плотный словесный шум «инновации, инновации» не внушал ту иллюзию, что главная проблема страны — напроизводить таких чудес, чтобы оказаться впереди планеты всей. С иной точки зрения, добиться, чтобы давно известное наконец-то стало и у нас работать, — оно тоже неплохо.